Показ Intro.version на CPM

В понедельник начнётся си-пи-эм, большая выставка одежды и аксессуаров для жизни и для людей. Самое интересное обычно показывают на стенде Designerpool — это проект, который помогает молодым дизайнерам и новым маркам.

Кто очень сильно хотел увидеть вблизи и живьём вещи Юлии Николаевой — вот она, эта возможность; будут вещи из «Линии гуманитарного платья» (прошлой весной мы с Нестором поснимали отдельные предметы из неё).

Марка Fy:r на си-пи-эме уже была в составе команды Британки, а сейчас вот показывается отдельно.

Впервые в CPM  участвует Ася Спорыхина, Intro.version. Я буду рядом — не как журналист и не как блогер, а как ассистент на подхвате. Впрочем, непременно напишу об этом пост.

Показы Designerpool пройдут 20-го и 21-го в 15.30, получить свой билет на выставку можно здесь.

А  пока можно посмотреть фэшн-фильм Intro.version с Александрой Всесвятской.

INTRO_Version_Fabulism from Sinyagin.S on Vimeo.

Фото обложки отсюда.

Выставка достижений: Haute Couture Spring 2017 и одна мужская коллекция

Любая мода отражает вкусы и реалии своего времени и своей страны, а высокая мода делает это максимально выразительно, ведь она не скована никакими скучными материями вроде себестоимости или «куда это носить».

Если говорить о бизнес-стороне высокой моды, одна из её ролей – вдохновлять в самом глянцевом смысле этого слова, то есть создавать гламурную магию вокруг одноименных косметики, парфюмерии и аксессуаров, покупая которые, потребитель приближается к вожделенному сверкающему миру.

К этой привычной модели в последние годы добавляется кое-то ещё.

Аналитики отмечают рост модного бизнеса, связанного с частными клиентами, и это на фоне критики консьюмеризма и разговоров о сознательном потреблении. Противоречия нет: чем дальше, тем индивидуальнее, и тем больше форматов индивидуального, от кутюра до недорогих локальных марок, знающих клиента в лицо.

Мода разделяется по направлениям, каждое из которых дальше развивается само по себе; это отражает аналогичные изменения в обществе с его имущественным расслоением, идейным противостоянием, постправдой и прочим. Можно смотреть на подиум, как в стеклянный шар, и видеть там, что происходит в головах у людей, что меняется прямо сейчас, в наступающем сезоне весна-лето 2017.

Одновременно с кутюром в прессе мелькали мужские коллекции, и начну я с одной из них, уж очень она примечательна как явление.

Не мода, а театр

Если в двух словах описать то, что происходит вокруг Vetements, я бы выбрала «хайп» и «недоумение».

Легко понять, откуда взялось и то, и другое. Демна Гвасалия не придумывает принципиально новую одежду – он меняет пропорции и способы ношения старой. Он выволакивает на подиум людей, ранее даже не проходивших мимо тех площадок, где моду показывают – ну просто обычно они живут совсем в другой части города.

Гвасалия сделал модой то, что ею никогда не было. Можно в этом увидеть издевательство, а можно и завтрашний день, смотря как настроен наблюдатель.

Несколько лет назад подобное произошло с театром, вызвав и те же восторги, и то же возмущение. Документальные спектакли, вербатим, новая драма с её сексом и матом на сцене для кого-то стали осквернением храма Мельпомены, а для кого-то – новым театральным языком.

Если сменить оптику, восприятие коллекций Vetements невероятно меняется. Попробуйте сами. Представьте, что это не коллекция (это и не коллекция в обычном смысле этого слова: здесь нет ни цветового, ни силуэтного единства), а костюмы для спектакля. Сразу всё становится на место и даже вписывается в определенную театральную традицию: Брехт, театр улиц, «Трёхгрошовая опера», действие которой происходит прямо сейчас.

ac83103ddc84345bb9c282c54aacd5fb-588790070feca
Vetements Autumn 2017

Драма выходит на улицу, а оттуда на подиум.

Не ремесленные традиции, а их распад

Вернёмся к кутюру. Складывается впечатление, что Джон Гальяно не очень жалует работу ремесленников, раз назвал коллекцию из лоскутков, обрезков и торчащих ниток – Artisanal. Ремесленники и мастера такой неряшливости бы не допустили: обычно профессиональная гордость этих людей – в тщательном подходе к качеству, в ровненьких стежках, в тонкости работы. Можно рассматривать это название как полемичное, а саму коллекцию – как переосмысление и вызов, как деконструкцию отжившего.

Это если отнестись к коллекции Maison Margiela максимально по-доброму, как Тим Блэнкс, который назвал коллекцию Джона Гальяно timeless, «вне времени»; звучит или очень комплиментарно, или уж очень издевательски.

(Тим Блэнкс, хитрый лис, не зря в глянце столько лет. Он нашел идеальную формулу говорить, как есть, никого не обижая. Вот вроде бы и похвалил, назвав дизайн Гальяно «обнажающим суть вещей» — а если подумать, это «нового ничего нет»; написал, что коллекция timeless — а читай «вообще с трендами не бьётся, не из сегодняшнего дня, ни в борщ, ни в Красную армию».
Никому не пожелаю таких похвал, на самом деле. Расчет на то, что всё, кому надо, примут рецензию за хвалебную; sapienti sat, но много вы встречали среди читателей глянца sapienti?)

В этих разрезанных и разобранных вещах чувствуется усталость. Деконструкция как приём почти исчерпала себя; вещи уже были разрезаны и по-новому сшиты слишком много раз. Уже неинтересно. И деконструкция вещи здесь превращается в деконструкцию авторской идеи, авторского взгляда, в распад, неумение, бессилие, в непреднамеренно жуткий перформанс. Нечаянный драматизм этой коллекции в том, что художник и рад бы различать организованный хаос и бессмыслицу, но что-то в его мире дало сбой, и художник сам стал действующим лицом, объектом, краской.

В коллекции Maison Margiela разрушается не только материя; блекнут критерии собственно мастерства. Намеренная небрежность приводит к тому, что размывается грань между умением и штамповкой, между тщательностью и тяп-ляп – и здесь это носит трагический оттенок. Ремесло – это ведь не просто аккуратные стежки; это особое отношение к предмету труда, предполагающее, что предмет будет жить, желательно в гармонии с владельцем.

untitled
Maison Margiela Spring 2017 Haute Couture

Даже если взять пальто, которым так все восхищались, с лицом, выложенным черным тюлем по белому фону (коллаборация Maison Margiela с художником Бенджамином Шайном – он специализируется на инсталляциях из тюля). Эта работа получилась эффектной и украсила все превью, но остаётся вопрос: благодаря собственно изображению или благодаря материалу и технике? Дело в том, что само по себе изображение похоже на «вообще лицо», всё равно какой красивой девушки, на футболке, купленной в переходе метро, или на портрет, сделанный за 20 минут умельцем с Арбата – этот портрет такой же отвлеченный, не имеющий никакого отпечатка индивидуальности или хотя бы примечательных недостатков.

Деконструкция уже освоена так, что вполне может считаться традиционным приёмом. Но Victor&Rolf демонстрируют, что в этой области до сих пор оставалось невостребованным или использовалось нечасто. Например, можно соединить твид и органзу, обозначив шов блестящим галуном. Долой материаловедение! С одной стороны, в этом чувствуется некоторая усталость от ремесла: от работы с одними и теми же приёмами, с теми же материалами, в том же контексте «вечернего выхода», с одним и тем же опостылевшим человеческим телом – а ведь пора бы ему уже быть каким-то другим, более современным, что ли.

С другой стороны, в этих расшитых золотом обломках есть особая выразительность: декор распадается, трескается, как бензиновая или масляная плёнка на поверхности воды. Это деконструкция, вдохновленная физикой, а физика плохого не посоветует.

Не продолжение, а повторение

Наследие Дома – одна из определяющих вещей для высокой моды, и как с обычным наследством, поступить с ним можно очень по-разному. Обычно стремятся к сохранению так называемого ДНК Дома: в силуэтах, знаковых деталях, важных для основателя Дома образах.

«По-разному» заключается здесь в том, как это сохранение ДНК понимать.

Например, Карл Лагерфельд вводит новый для Chanel силуэт «женщина-ложка», по мотивам скульптуры Альберто Джакометти. Критики сразу же противопоставили эту новацию традиционному для Шанель мальчишескому силуэту. На самом деле, перед нами микс нового и консервативного.  «Женщина-ложка» очень напоминает пауэрдресс из 80-х, только преувеличены не плечи, а бедра. Но почему, и почему именно сейчас?

Происходит своего рода диссоциация, расподобление; высокая мода, чтобы оставаться высокой, может, например, отторгать массовые нужды и чаяния. В то время, когда массовая одежда для жизни становится с одной стороны, всё более удобной и технологичной, с другой – всё более унифицированной и скромной, когда она подстраивается под человека – Лагерфельд делает жесткий хитиновый панцирь с утрированными бедрами, большое окостенелое «женщина должна».

5f9909a75dc68f1b1156189a0c58a400-58873d093fa0d
Chanel Spring 2017 Haute Couture

Во всем остальном, кроме силуэта, Лагерфельд абсолютно верен себе: твид, костюмы, камелия, старомодно понимаемая элегантность.

Сохранять традиции Дома можно и по-другому. Бертран Гийон в своих коллекциях для Sciaparelli неизменно занимается выкапыванием стюардессы, как в анекдоте, буквально повторяя детали и отдельные модели основательницы Дома: всем знакомы профили-ваза, платье-лобстер, цветные графичные руки-аппликация, цвет шокинг. Узнаваемое хорошо воспринимается, а следовательно, и продаётся; но это скучно. Буйный гений Эльзы Скиапарелли заслуживает более смелого наследника.

Schiaparelli Spring 2017 Haute Couture
Schiaparelli Spring 2017 Haute Couture

Способ консервирования традиций номер три – это делать ожидаемое, строчить платья принцесс, с которыми в первую очередь ассоциируется кутюр. Эли Сааб, Джамбаттиста Валли, Алексис Мабий делают конфетно-букетную красоту из года в год. Принцессы могут быть как восточными – как у Эли Сааба, так и европейскими – как у Джамбаттиста Валли. Сближает их стремление к красоте, понимаемой как общая привлекательность, манкость цветов и силуэтов, и полное отсутствие самоиронии.

Наконец, среди охранителей и консерваторов я с некоторым удивлением обнаружила Жана-Поля Готье. Его кутюрная ода 80-м романтизирует моду этого славного десятилетия, и что удивительно – это очень похоже на то, что было в то время в СССР. Сочетание черного и любых ярких цветов, платья с подсолнухами и маками, которые выглядят как взятые из коллекций Славы Зайцева:

0ce54f61446ab819ed5950a58de012f5-5888d64275c07
Jean Paul Gaultier Spring 2017 Haute Couture

Если повезёт, ещё дождемся от Готье 45-минутных показов, из которых 15 минут – это поклоны и сбор букетов.

 

Не роза, а лилия

Удивительно, но в наше время цинизма и постмодернизма возможен и существует самый что ни на есть серьёзный кутюр, созданный для настоящего момента и для настоящих живых людей, и даже способный обходиться без спасительной прививки иронии. Это, например, коллекции Valentino и Dior.

Пьерпаоло Пиччоли теперь творит отдельно от Марии-Грации Кюри, и сейчас их очень интересно сравнивать. Пиччоли (Valentino) строже и лаконичнее, Кьюри (Dior) использует смелые детали и в принципе больше их любит. Но общее у них, безусловно, есть, и это новые слова модного языка: целомудрие и смелость, слитые в одно качество; свежесть и неформальность, вписанные в консервативный лук для красной дорожки.

97643f6532f9b2a46ecdd81e8b44e163-58862dac82301
Christian Dior Spring 2017 Haute Couture
e61d0de0f746ba88331cbd2422b609ef-58862daa8ec76
Christian Dior Spring 2017 Haute Couture
9ebd39ce7a7c6a3bbdcf84964f1103a3-58862dede2fcd
Christian Dior Spring 2017 Haute Couture

Новый визуальный код современного вечернего платья таков: сдержанно-женственный силуэт-колонна, строгое и скромное оформление лифа, смелость – в любых деталях и в любом их отсутствии.

0c847412522ff5f366564d9c7af5d755-588a112aa70da
Valentino Spring 2017 Haute Couture
3b747daeef64acfdc3311e9cc99b8937-588a112a0f350
Valentino Spring 2017 Haute Couture
5ab38059bbc0938cf4a9063a3a60ac53-588a1129c0445
Valentino Spring 2017 Haute Couture
5d4f9ca2665bfef49f0ad6745451a2a2-588a112ad6966
Valentino Spring 2017 Haute Couture
7a4c652a6be0bcfeebc3231c58b91bbf-588a11287475a
Valentino Spring 2017 Haute Couture
6313dfc06202e62ae5132afad6a13d43-588a112aa0abe
Valentino Spring 2017 Haute Couture
a1a83996b65533ff7fc5747b36f65637-588a112aa3c6f
Valentino Spring 2017 Haute Couture

Новая женщина-цветок нежна, как прежде, и сильна, как никогда.

Фото отсюда, кроме фото обложки.

Русский как иностранный: понять Россию через MBFWR

«Ещё один упавший вниз», как пел БГ, материал — написанный осенью во время Недели моды и не принятый редакцией. Но я считаю этот обзор информативным, забавным и сохраняющим актуальность — ведь он о коллекциях наступающего сезона.
Кстати, вчера была открыта аккредитация на MBFWR сезона FW 2017/18.

Во всех полу- и профессиональных разговорах о российских Неделях моды симптоматичнее всего, конечно же, слово «скучно». Как будто журналист и (по идее) профессионал подходит к Неделе как к развлечению, за которое он заплатил, и предъявляет претензию, что ему не так интересно, как было обещано.

Конечно, не стоит воспринимать это «скучно» всерьёз. Нытьё – процесс самодостаточный, предмет почти неважен, он лишь не должен быть слишком драматичным. Недели моды таким образом оказываются идеальным объектом: они собирают самых разных участников, и каждый критик найдёт себе кость по душе.

Вопрос об основной аудитории и задачах Недель при этом остаётся открытым. Нужно прежде всего быть клиентским мероприятием и привлекать платежеспособную публику? Или важнее акцент на внимании прессы и экспертов моды? Или, наконец, это бизнес, и самое главное – чтобы площадка зарабатывала деньги?

Создаётся впечатление, что ответ организаторы Недель продолжают искать, выбирая сразу несколько вариантов и добавляя свои. По своему устройству Неделя моды – это коммерческая платформа, выставочный стенд, доступный для всего модного мира. Медийная мощь MBFWR растет: показы русских дизайнеров-участников уже можно увидеть на Vogue.com, Ксения Серая – новичок MBFWR прошлого сезона – была замечена десятками мировых модных СМИ. Да, дизайнеры приглашают на показы не только журналистов, но и клиентов, среди которых есть известные люди, то есть отчасти показ можно считать светским мероприятием. А ещё Недели могут нести в модные массы просвещение и помогают устанавливать профессиональные связи: в прошлом сезоне к программе MBFWR добавилась конференция Fashion Futurum , а в этом – Fashion Startup Show. Выставка и показ фестиваля «Русское арт-наследие» были устроены, чтобы в очередной раз показать: народные промыслы – это здорово, и их можно использовать для создания коллекций.

Задачи разные – и участники Недели разные. Объединяет их одно: желание заявить о себе модному миру – или показать своей аудитории, что они к этому миру имеют прямое отношение. В остальном это совершенно разные точки зрения на модный продукт, а иногда и параллельные вселенные с разными законами восприятия. На самом деле, понимание моды как единой линии давно устарело, и разнообразие направлений в моде рифмуется с постепенным принятием разнообразия в современном обществе.

В модном мире есть константа: дизайнеры, которые кристаллизуют стиль вокруг собственной личности, а тренды используют умеренно.

Дизайнеры-кристаллы: Слава Зайцев, Алёна Ахмадуллина, Юлия Николаева

Своих поклонников Вячеслав Михайлович Зайцев не разочаровывает никогда: так же, как и великий модельер, они неуязвимы для любых веяний времени. На подиуме в очередной раз узнаваемые силуэты из 87-го года, фирменные шляпы, элементы народного костюма с обязательными павловопосадскими платками, яркие мужские пиджаки, цветы из ткани, вызывающие в памяти запах нафталина и слово «фантазийный». Влияние мастера не ограничивается только его коллекциями. «Лабораторию моды Вячеслава Зайцева» вроде бы стоит поместить в компанию выпускников Британки, но одного взгляда на коллекции зайцевских студентов достаточно, чтобы понять: их дело – продолжать линию, заданную учителем.

Коллекции Алёны Ахмадуллиной всегда были интереснее просто идеи «какая сказка на этот раз»; сложился и оформился набор приёмов, который обычно называют «ДНК Дома». Цветовая гамма вокруг фирменного изумрудно-зелёного, знакомые силуэты – пальто-халат, платье-футляр; джинсовые многослойные аппликации, игрушечные орнаменты, ящерки и драконы. В новой коллекции графически перекликаются соты, чешуя и сеть. Кому интересны аналогии, может поискать похожие мотивы у Prada пару сезонов назад.

alena%20akhmadullina0128
Алёна Ахмадуллина, SS17
Алёна Ахмадуллина, SS17
Алёна Ахмадуллина, SS17

Коллекция для Faberlic – это консервативная версия первой линии дизайнера. Большая часть луков – закрытые платья в пол с узнаваемыми принтами, но без узнаваемой легкости. Такая тяжелая, солидная Алёна Ахмадуллина для тёть без юмора.

faberlic%20by%20alenaakhmadullina0106%20105
Алёна Ахмадуллина для Faberlic, SS17

Юлия Николаева не только не отступает от своего сдержанного стиля, а наоборот, его концентрирует. Узнаваемые детали вроде горизонтальных планок и технические элементы в роли декора – сделаны более крупными и заметными, а фирменными пайетками выложена вся условно-вечерняя часть коллекции. Это такая Юлия Николаева – пятница, вечер.

yulia%20nikolaeva0075

yulia%20nikolaeva0095

Молодые и думающие: Артём Шумов, Ксения Серая, Британка три раза, Hard 2.0 (ВШЭ)

Часть коллекций MBFWR легко представить не только на российском подиуме. «Молодые» здесь – не обязательно студенты; но это люди, открытые для ветра перемен и влияния трендов. Например, Артём Шумов показал классический мужской костюм в духе модной неуклюжести и бодрый спорт-кэжуал. Видна тщательная работа с цветом и с деталями обычных привычных вещей: какие бездны возможностей таит, например, пояс  треников, если с ним поработать как следует.

artem%20shumov0235
Артём Шумов, SS17
artem%20shumov0139
Артём Шумов, SS17

Пальто из коллекции Ксении Серой легко представить в стритстайле любой мировой Недели. Пусть тема ретрофутуризма по-особенному отзывается у рождённых в СССР, понятна она всему миру: очертания скафандров и космических кораблей из научной фантастики узнаются в конструкциях трикотажных платьев.

kseniaseraya0001

kseniaseraya0054%20-%20%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Работы студентов Британки – BA (HONS) и «Дизайн одежды» – это не только знакомство с трендами, но и тщательность подготовки. Если цель дипломной коллекции – показать, как ты можешь раскрыть выбранную тему, то она удалась на 100%. Самая говорящая коллекция – Contemporary Nomad, «Современный кочевник»: кэжуал с деталями, которые привычнее видеть на рюкзаках и сумках. В аннотации тема объясняется буквально через смену места жительства, и этот момент выглядит важным не только как биографический факт, но и как установка, как выбор – мыслить вне границ, в масштабах мира.

BA HONS FASHION, Contemporary Nomad, SS17
BA HONS FASHION, Contemporary Nomad, SS17

Дизайнеров курса Британки «Дизайн одежды» можно пожурить за чрезмерное увлечение стилизацией: все эти чайники на лице с художественно выложенными блестками несколько отвлекают от вещей. Но не хочется, потому что и чайники к месту, и вещи хороши: они приятно выглядят, они современны, их можно носить.

БВШД, "Дизайн одежды", SS17
БВШД, «Дизайн одежды», SS17
o5o%201062
БВШД, «Дизайн одежды», SS17

Но когда название марки выглядит как черный и белый кружочек плюс какие-то черточки – это как надо читать? Спасибо, в буклете разъясняют, что читать надо как «Ого», а то марка так и осталась бы неизвестной.

Bezgraniz Couture уже делали коллекции совместно с Британской высшей школой дизайна. Это по-прежнему красивая и удобная одежда, которую могут носить все, в том числе люди с инвалидностью.

Bezgraniz Couture и БВШД, SS17
Bezgraniz Couture и БВШД, SS17

А вот самую циничную эксплуатацию трендов показали студенты Высшей школы экономики в шоу Hard 2.0. Демна Гвасалия – это, конечно, успех. Но цитата цитаты – это уже не совсем цитата, а называется другим словом, и невозможно выехать на одном приёме, и быть при этом молодцом. Всё это студентам ещё предстоит узнать.

HARD 2.0 SS17
HARD 2.0 SS17

Непреклонная женственность: Вадим Мерлис, Белла Потёмкина, Игорь Гуляев, Ксения Князева

У дизайнеров, которые до сих пор ни в чем таком не были замечены, добавилось местами знакомство с творчеством трендсеттеров, и обозначено оно очень смешно, в старательной демонстративной манере. Например, в коллекции Беллы Потёмкиной появились золотые ботфорты (почти Демна Гвасалия, но с поправкой на национальную любовь к драгметаллам) и свитшот с русской надписьмю «ВОГ», такой почти Гоша Рубчинский; гипертрофированные детали и стилизация у Игоря Гуляева напоминают временами Jacquemus. Задумывалось всё это, видимо, как цитата, юмор, ирония, постмодернизм. Вообще, ирония и постмодернизм – очень удобные понятия; взял у кого идею – говоришь «а это у меня ирония», и сразу всё в порядке.

Белла Потёмкина, SS17
Белла Потёмкина, SS17
Игорь Гуляев, SS17
Игорь Гуляев, SS17

Но не все гонятся за трендами. Вадим Мерлис эксплуатирует тему «девочка-девочка», детской наивности и беззащитности. Платья и юбки, напоминающие шторы в актовом зале, видимо, должны вызывать воспоминания о школьных годах. Без всякой дичи на шпильках обошлась и Ксения Князева: выпустила, как говорят обычно, очень коммерческую коллекцию. Море здесь тихое, как кафель в ванной.

Вадим Мерлис, SS17
Вадим Мерлис, SS17
Ксения Князева, SS17
Ксения Князева, SS17

Управляемое безумие на тракторе: Contrfashion, YeZ by Yegor Zaitsev

Беда дизайнеров Contrfashion – отсутствие внутреннего критика. Он хоть и вступает в полемику с музой, но всё же полезен, потому что помогает не выпускать на подиум какой-то явный позор.

Не очень понятно каждый раз, в чём тут «контр». В плане дизайна ребята вполне конвенциональны, открытий и откровений обычно нет. Если отмыть модель Виктории Степановой от ядовитого грима, убрать с рукавов парки желтую мишуру и дать девушке что-то потеплее, чем меховая накладка на лобок – в этом образе не останется ничего выдающегося, ничего «дизайнерского». Грустно, когда своеобразие модельера состоит из субкультурных штампов и целиком держится на стилизации, которую легко отделить от вещи.

contrfashion_victoria%20stepanova_28

Коллекция Егора Зайцева воспринимается даже тяжелее, хотя собственная манера тут-то точно есть. Это такой визуально перегруженный, максимально несмешной цирк. Если это юмор, то такого рода, когда шутник громче всех хохочет сам, а окружающие поджимают пальцы в ботинках от стыда.

YeZ by Yegor Zaitsev, SS17
YeZ by Yegor Zaitsev, SS17

Могучая мысль: Дима Неу

Дима Неу являет собой пример того, что происходит с дизайнером, когда он все силы бросает на высказывание, оставляя на втором месте собственно одежду. В итоге сказать что-то можно только о шоу, и запоминается оно не самым хорошим. Особенно достаёт саундтрек: голос девушки, как из пародии на секс по телефону, воспроизводит кучу клише. «Не такая как все» – с придыханием, с идиотической интонацией произносит девичий голос, – «Белая ворона». Впечатление, что дизайнер решил дискредитировать само понятие уникальности, подтверждается коллекцией. Ворона хоть и белая, но из общей модной стаи ничем не выделяется.

Что же мы понимаем из увиденного о России? На самом деле, много интересного.

1) Например, что некоторая часть коллекций – это действительно русская экзотика. То, что показывает, например, Егор Зайцев или «Контрфэшн», можно представить в рамках Альтернативной Недели моды в Лондоне, но никак не на основной LFW. То, что у нас это сходит за моду, очень интересно русскую моду характеризует – как минимум, что отбор на MBFWR, каким бы он ни был, не обязательно учитывает критерий адекватности.

2) Разброс огромен. Дизайнеры не просто очень разные, они очень-очень разные – по эстетике, вовлеченности в мировой модный процесс, ориентирам, вообще по всему.

3) Некоторое участники – Белла Потемкина, Lumiere Garcon – демонстрируют, очень утрированно, свое знакомство с трендами и с творчеством  трендсеттеров (Демны Гвасалии и Гоши Рубчинского соотвественно). Это желание – быть в тренде, ни в коем случае не отстать – еще одна черта модного национального характера. Оно само по себе не слишком актуально: в передовых модных странах люди расслабленны, а у нас модники всё время что-то кому-то доказывают, причем делают это не в своей собственной манере, а за кем-то вприпрыжку, и не догоняют, не успевают. Героический стритстайл с голыми ногами при температуре за бортом плюс четыре – ещё одно подтверждение этой напряженности и желания выпрыгнуть из себя: у нас не Милан, но мы, стиснув зубы, будем делать вид, что Милан.

4) Ну и какая же русская мода без Великой Битвы за Мужика. Ультраженственность в спектре от слюнявой инфантильности (Вадим Мерлис) до зоологической агрессии (Белла Потёмкина), от розовых оборочек до золотых ботфорт. Демонстрация готовности как жизненная стратегия никуда не делась, и, судя по тому, что адепты ультраженственности имеют возможность показываться на Неделе моды, они востребованны.

Все эти коллекции – и действительно актуальные, носибельные, и все остальные – это наш коллективный портрет. Принимаем ли мы его? Как он будет меняться? Следим с интересом, потому что для вдумчивого наблюдатели наши Недели – просто находка.

Все фото предоставлены пресс-службой MBFWR.

Новое платье первой леди

Эта колонка была написана на прошлой неделе и могла выйти прямо в день инаугурации Трампа, но не вышла. Актуальность её уже несколько поблекла, я это чувствую, несмотря на то, что  изложенные факты никуда не делись, особенно это касается второй части, где речь идёт о нашей стране.

Я и раньше публиковала в блоге те материалы, которые были по разным причинам отвергнуты редакциями, но я всё равно считала их интересными. Перед вами как раз одна из таких колонок, не принятая в двух известных деловых изданиях.

Новое платье первой леди: как политический выбор становится стилем и наоборот

Выбор платья как помощь молодым дизайнерам, как повод для ссор и как маркетинг. Свежие примеры взаимодействия стиля и власти рассказывают нам о том, что дозволено первой леди – и чего делать не стоит, если леди на государственной службе.

Победа Дональда Трампа на американских выборах продолжает генерировать всё новые инфоповоды. Уже 9 ноября, когда стало известно об итогах голосования, материал о будущей первой леди быстренько подсуетился и выпустил русский Elle; можно было ожидать масштабного турне Мелании по обложкам мировых модных СМИ, но мир – не Россия, и случилось нечто другое.

Американский Vogue поместил на декабрьскую обложку – Мишель Обаму. Нью Йорк Таймс на этой неделе, накануне инаугурации Трампа, опубликовал огромный и полный любви материал о стиле первой леди – Мишель Обамы.

michelle-obama11

Сама по себе победа Мелании в качестве первой леди освещается мировыми модными СМИ как скандальная. Портал WWD запустил целый сериал «Мелания и американские дизайнеры»: кто отказался шить для будущей первой леди (Том Форд, Марк Джейкобс), кто, наоборот, присягнул (Каролина Эррера, Диана фон Фюрстенберг), кто что при этом сказал и как свой выбор мотивировал.

Ответы Трампа в твиттере в свою очередь порождают новости – во-первых, самим фактом того, что без пяти минут президент США отвечает в соцсети дизайнеру одежды, а во-вторых – что он делает это в своеобычной манере, в духе «ну и сам дурак».

Галерея дизайнерских ответов стала интересным кейсом для будущих историков моды. Получилась впечатляющая демонстрация остроумия, здравого смысла, прагматизма, собственного человеческого выбора и/или лояльности действующей власти. В США последнее качество не связано напрямую с успешностью, и политический месседж марки имеет в основном маркетинговые последствия. Важно совпасть с чаяниями целевой аудитории, что иллюстрирует уморительный эпизод в инстаграме Стефано Габбана.

Дизайнер разместил у себя на странице фото четы Трампов: Мелания в черном платье Dolce&Gabbana с забавными бантиками, хэштеги #dgwoman и #madeinitaly. В комментариях и платье, и Меланию засыпали комплиментами пополам с презрительными замечаниями, кто-то спросил: «Ну и как вам одевать Еву Браун?» На что Стефано Габбана задал свой вопрос: «А кто такая Браун?»

Бантики Мелании, вопрос Стефано и качество комментариев находятся в такой восхитительной гармонии, что к этому не хочется ничего добавлять. Можно лишь вспомнить, что Дольче и Габбана, открыто жившие как пара, некоторое время назад выпустили коллекцию, посвященную традиционным семейным ценностям, а также коллекцию абаев – для клиенток из арабских стран. В этом полезном для развития бизнеса умении не замечать неудобных противоречий видится нечто очень близкое российским реалиям.

Сейчас в России нет первой леди, но есть официальный представитель МИДа. Хлесткие официальные заявления создают вокруг Марии Захаровой заманчивую атмосферу скандала, чего не скажешь о её манере одеваться. Представитель МИДа носит подчеркнуто деловые, подчеркнуто скромные и, увы, дурно сидящие платья без особых стилевых примет. Впрочем, о своём гардеробе Захарова охотно рассказывает в интервью, прямо называя марку (а марка этим хвастается на своем сайте). По запросу «Мария Захарова + «название бренда» находится множество ссылок на разные ресурсы, где с некоторым изменением формулировок мы видим плюс-минус тот же трогательный рассказ о платьях, купленных в магазине рядом с домом.

maria-zakharova-ria-novosti

В этой ситуации есть определенная неловкость: государственный чиновник, официальное лицо МИДа, фактически становится амбассадором какого-то неизвестного бренда. Тим Ильясов, журналист, историк моды и специалист по деловому протоколу, комментирует это так.

«Это нарушение этики. Учитывая должность Марии Захаровой – пресс-секретарь, это совершенно недопустимо. Мария Захарова рассказала о марке в рамках официальной пресс-конференции (в интервью), а значит находилась при исполнении своих обязанностей. Но складывается ощущение, что Захаровой можно все. И калинку-малинку, и резковатые фразы, которые не должны бы звучать из уст дипломатического сотрудника. В данном случае достаточно было сказать, что это одежда российской марки.

Одежда должностных лиц первого эшелона должна быть безликой и желательно без бренда, ибо крупные политики не могут рекламировать ту или иную марку одежды. Именно для исключения подобных ситуаций существует кремлёвское ателье. Скандал с туфлями Дмитрия Медведева был вызван тем, что они оказались легко узнаваемыми – и туфли Prada, и JimmyChoo. Немало разговоров вызвали в прессе и аксессуары депутатов Госдумы: и сумки Chanel, и читаемые украшения. Потому чаще всего в качестве украшений выбирают нитку жемчуга и сережки-жемчужины, которые невозможно идентифицировать».

А как же Мишель Обама и JCrew – известный ответ в качестве первой леди на вопрос «Что вы носите?»

Тим Ильясов. «Первая леди не состоит в должности (чаще всего), а значит является частным, а не должностным лицом. У первых леди свой протокол».

Аналитик моды Андрей Аболенкин связывает выбор Марии Захаровой с негласными требованиями к чиновникам: выглядеть скромно и носить российское.

«Для представительских случаев чиновники и представители страны должны носить одежду отечественного производства. Раньше это было требованием протокола, сейчас, похоже, это просто требование хорошего чиновничьего тона. Вспомните, например, о многочисленных копиях Дж. Кеннеди, в которых она выходила по официальным случаям. Они подписаны американскими авторами, хотя аналоги не пришлось бы долго искать. Что касается непосредственно выбора Захаровой, то он не кажется мне органичным. Понятно, что есть прямое или косвенное давление на чиновников, что приветствуется проявление патриотизма и скромности. Однако их можно проявить и вместе с другой маркой, более подходящей. Скажем, все ткани искусственные, что не вполне уместно по протоколу, а изготовление, скорее всего, довольно демократичное – достаточно посмотреть, как случайным образом режется крупный рисунок при раскрое.

Словом, помимо естественной для Марии Захаровой манеры генерировать новости человеческого характера (кажется, ровно год назад была история про жемчуг) и в нужном идеологическом контексте, выбор конкретно этой марки я бы объяснил родственными или дружескими связями. Если это и не так, то выбор не кажется мне лучшим способом достигнуть возможных целей – для рекламы патриотизма и скромности стоит выбирать что-то выразительнее.»

И действительно, в России может не хватать хороших строителей, водителей, сантехников и швей, но талантливых дизайнеров у нас много. Есть среди них и те, кто вполне может одеть как первую леди, так и представителя МИДа. Платье от Кирилла Гасилина или Олега Бирюкова, пальто от Виктории Андреяновой, вечерний наряд от Татьяны Парфеновой, кутюр из допетровской Руси от Светланы Левадной. Всё это можно было бы вообразить на представителях российской власти и рядом с ними, если бы у них была задача транслировать российскую моду как часть мировой.

Но, скорее всего, их стилистическая задача как раз другая – и это послание не в мир, а своим же гражданам. Фейсбук Марии Захаровой читают россияне, или бывшие россияне. Это мы очень интересуемся американскими избирателями, у американских же избирателей есть их собственная политическая жизнь – и разнообразная мода, и разнообразные мнения дизайнеров по любому поводу.

Безликое и скучно-приличное «Платье П-242ЛА5» довольно дурно скроено, но как месседж оно отвечает ряду важных идейных требований. Это своего рода антимода. Формальная и никакая, способная быть уместной где угодно и никого не раздражающая просто из-за своей бесцветности, она соответствует коду так называемой женственности в том смысле, в каком это понимается в России: платье сидит по фигуре, оно пастельных или «универсальных» цветов. Обладатель советской стенки назвал бы это «классика».

Можно иронизировать по поводу серьёзности, которой окружены в Америке выборы всего лишь платья, пусть и для первой леди. Но стиль в одежде – это язык, система знаков, коммуникация. Это послание, даже (особенно) если человек сознательно от моды дистанцируется.

Когда встречаются две системы знаков, мода и политический дискурс, возможны трудности перевода и оговорки – целились в элегантность, попали в мещанскую правильность, – но в целом смысл высказывания сохраняется. Язык одежды делает явными те вещи, которые назвать прямо обладатель не хочет или не может. Государственный чиновник не скажет прямо «изоляция», но он может одеться так, что курс на изоляцию будет читаться в морально устаревших вытачках.

UPD. Сейчас, перечитывая написанное около недели назад, я понимаю, что  сравнила не столько выбор платьев женщинами у власти в двух державах, сколько масштабы модных индустрий там и там. Серия публичных высказываний модных дизайнеров, известных на весь мир, с одной стороны — и тихое, ползучее, но очень настойчивое продвижение одной марки с другой стороны. Тут и открытость общества, и свобода высказывания и доступа к информации, и отношение к информации как к ценности, и уважение должностных лиц к правилам, и собственно качество дизайна и вещей. Наглядно получилось.

ap_17589493

И визуальная разница, конечно. Всё-таки Ральф Лорен отличный дизайнер; белый комбинезон Мелании Трамп и её вдохновленный Жаклин Кеннеди голубой комплект на инаугурации — тому подтверждение. Новую первую леди в итоге люди-то примут, я думаю, ведь она во всей этой истории вообще ничего не решает и ни в чем не виновата. Ноу битчинг, как говорила Сьюзи Менкес по другому поводу.

А вот разница между «Платьем П-242ЛА5» и Ральфом Лореном в ближайшие годы не денется никуда.

All Over Talking: все интервью

Здесь я собрала все интервью, которые мне когда-либо приходилось брать, и они были опубликованы. В основном — с людьми, работающими в моде, но не только; в основном ссылка ведет на страницы этого же блога, но не только. Отдельные случаи типа публикаций в «Афише» или «Интервью» 😥 я подписала отдельно.

А

Аболенкин Андрей: интервью + Елена Супрункомментарий 1, комментарий 2

Альзоба Евгения

Антонова Анна, комментарий

Б

Бахшиев Илькин, MATH Studios

Бергельсон Мария, Sunday Up Market

Берсеневская Этери, StyleDelo, комментарий

Бирюков Олег (интервью на Looksima.ru)

В

Вехтева Янина (интервью на Looksima.ru)

Г

Галецкий Антон (на Interview Russia)

Георгиев Антон, «Крестецкая строчка», интервью на «КоммерсантЪ-Lifestyle» 

Гуржий Дмитрий, Gourji, интервью на «КоммерсантЪ-Lifestyle»

Д

Дригант Наташа

Добрякова Катя

З

Забегина Екатерина (интервью на Looksima.ru)

Зимин Стас (комментарий) 

И

Ильясов Тим, комментарий

Ирбаиева Виктория

К

Камай Елена, Ламбада-маркет

Котельникова Анастасия, Nike+ Training Club

Л

Лери Ксения, Trendsquire (интервью на Looksima.ru)

Лубенцова Дина 1, это же интервью на  Looksima.ru2, комментарий

М

Маяковская Малена (комментарий) 

Мохова Мария, Центр «Сёстры» (с Мариной Писклаковой-Паркер, интервью на «КоммерсантЪ-Lifestyle»)

Н

Николаева Юлия (интервью на «КоммерсантЪ-Lifestyle»)

Норсоян Людмила (+ Ксения Серая)

О

Остроброд Алексис, SELA

П

Падерина Светлана (комментарий) 

Печковская Злата (интервью на Looksima.ru)

Писклакова-Паркер Марина, Центр «АННА» (с Марией Моховой, интервью на «КоммерсантЪ-Lifestyle»)

Пустовит Лилия (на Interview Russia) 

Р

Ротсен Нестор 

С

Серая Ксения 1, это же интервью на Looksima.ru, 2

Спорыхина Ася, Intro.version (комментарий)

Супрун Елена (и Андрей Аболенкин)

Т

Туровникова Наталья (интервью на «КоммерсантЪ-Lifestyle»)

У

Умхаев Мага (комментарий)

Ф

Французова Султанна

Ц

Цыбульская Янина (комментарий)

Ш

Шарлай Анна: 1, 2, 3, краткая версия на Looksima.ru4, 5, это же интервью на Looksima.ruкомментарий

Шаров Максим: 1, 2

Шевелева Ада, ASHE

Шумский Александр (КоммерсантЪ Lifestyle)

Я

Яковлева Ольга, «Европейская академия имиджа», комментарий

 

Другие публикации

Ъ-Lifestyle

«Курс на Восток», про Абу-Даби, Ъ-Lifestyle

«Трижды герои», о триатлоне World Class, Ъ-Lifestyle

«Судьбы моды», о конференции Fashion Futurum, Ъ-Lifestyle

Interview Russia

«Мужское дело: Лепс, Тимати и Шнур примеряют образы с Недель моды», Interview Russia

«Наденьте это немедленно. 11 историй про выпускные платья», Interview Russia

«Сами по себе. Дизайнеры, которые не захотели показываться на Неделях», Interview Russia

«Другой, тот же самый: мужские Недели моды», Interview Russia

«Вышел из сумрака: первая коллекция Джона Гальяно для maison Margiela» (тут я, страшно сказать, спикер, и вещаю в одном ряду с Тимом Блэнксом и Сьюзи Менкес), Interview Russia

«Опять двойка: какой будет школьная форма», Interview Russia

«Топ-15: чем запомнились Недели моды в Москве», Interview Russia

«Mercedes Benz Fashion Week Russia: остаться в живых», Interview Russia

«При первой необходимости: дождевики», Interview Russia

«Про запас: какую бутылку для воды взять с собой», Interview Russia

Afisha Daily

«Скоро полнолуние — придут все наши психи»: к кому в Москве ходят гадать на таро», Afisha Daily

«Бывшие в употреблении: «Афиша» продает вещи через комиссионки», Afisha Daily

«Главное — заманить покупателя: как устроены распродажи и сток-центры», Afisha Daily

 

Список пополняется. 

 

Картинка отсюда.

 

Что я узнала на семинаре Янины

5 января Янина Цыбульская проводит ещё один онлайн-семинар по определению собственного стиля. Я недавно на таком была и спешу поделиться с теми, кто ещё не, потому что это штука:

а) действительно полезная — и новичкам, и не-новичкам;

б) редкая. Янина в стиле живет сама и дает жить другим, что на этом рынке нечастое явление. Она не тычет и не классифицирует, не втискивает клиента в принудительные, подсказанные внешностью, палитры и кондовые типажи. Вместо этого она даёт список очень дельных вопросов, сформулированных достаточно конкретно, но с воздухом — чтобы и направление дать, и индивидуальность не ущемить.

Я не говорю сейчас о том, что палитры и типажи — это плохо или неправильно; просто это не всем подходит. Я встречала кучу людей, которым НАДО подсказывать, они сами этого хотят и готовы платить кучу денег, чтобы кто-то уважаемый и с дипломом им рассказал, что носить. Как «просто приятная дама» у Гоголя, они нуждаются в советчике и руководителе. Обычно у них не возникает ни внутреннего протеста, ни вопросов «ой, а если мне ни один тип не нравится?» — потому что они принимают классификацию на веру, как истину, и готовы искать своё место в созданной кем-то системе.

Лично мне это вообще не близко.  Я убеждена, что стиль — штука глубоко внутренняя и идёт от личности, а не от цвета  волос и глаз, который поменять раз плюнуть. Ну и выбирать из готовых вариантов — нет, спасибо.

К счастью, мир большой, и есть системы стиля, допускающие сколь угодно большую степень самостоятельности, например, Style Statement или «искры радости» Мари Кондо. Определение стиля от Янины ближе как раз к таким историям. Отличие в том, что на выходе вы всё-таки получаете конкретные направления, вплоть до магазинов и марок, что при самостоятельном поиске удаётся не всегда, даже если различать «моё — не моё» вы уже умеете.

Это как с музыкальным слухом. Есть относительный, когда вы слышите фальшь, а есть абсолютный, когда вы безошибочно попадаете в ноту сами. Вот у меня в плане стиля хорошо развит относительный, то есть я правильно бракую неподходящее. С попаданием же бывают иногда проколы. Что же изменил семинар?

Было. Записываясь к Янине, я руководствовалась любопытством, а также симпатией и доверием. Волшебных перемен, честно, не ждала: мой дважды просеянный гардероб уже выглядит очень достойно, и случайных вещей в нём практически нет (есть отложенное на продажу/обмен/ благотворительность, но это не считается).

У меня уже был и есть сформулированный стайл стейтмент, который здорово помогает при выборе, отсекая неподходящее.

Я уже умела к моменту семинара слушать себя и понимать, приносит вещь радость или нет.

В общем, был далеко не ноль. При этом оставалось ощущение, что мой стиль недостаточно артикулирован; да, он не вводит никого в заблуждение, не подаёт ложных сигналов, но и нужных, увы, тоже особо не подаёт. То есть мой внешний вид не всегда в той мере, в которой нужно, рассказывает, кто я.

Стало. У  меня есть несколько вещей, о которых я думала как о случайных, купленных в припадке безумия. Это два галстука от Джунии Ватанабе для Ком де Гарсон и горошковый клатч от Султанны Французовой. Ни клатч, ни галстуки я не ношу, но они почему-то не только пережили всё ревизии, но и хранятся на самом почетном и видном месте: я вижу их каждый раз, как открываю шкаф.

586b02cfc10462ad158a92626ffa4224

По итогам семинара я записала собственные ответы на вопросы Янины; это что-то вроде облака тэгов, которое будет помогать не только в поиске, но в том, как сочетать.

ba0d91267450e619bfdd557d1404b258
Один из галстуков, вид с изнанки. Отсюда: https://svmoscow.ru/women/item/49251

Получилось так.

Прилегание — одежда обрисовывает тело, но с воздухом (Баленсиага). Форма — да, но это жесткость, которая может гнуться. Цвет в графическом смысле — насыщенный, заполняющий всё поле; и вообще графика, а не живопись. Тушь, чернила, белый лист. Гендер как поле для игры, которая никогда не надоест и которая имеет смысл только когда гендерные различия существуют (то есть мужской костюм — да, юбки — да, а вещи унисекс мне попросту скучны).

Европейский вестиментарный код через влюбленный взгляд японца: мужской костюм, школьная форма, блузки с оборками, банты (тут в полный рост нарисовался Comme des Garcons, и я поняла, откуда галстуки в моём шкафу, а также клатч в горошек). Помпоны. Рошин Мёрфи.

roisin-murphy-1834750-549x600

Юмор, естественно — причем не детский, не взрослый, а универсальный, свободный (я живу в вечности, поэтому всякие возрастные привязки рассматриваю как ненужное самоограничение).

Ориентиры. Если смотреть на подиум, это Comme des Garcons и Thom Browne. Масс-маркет — Монки. (Не зря я захожу туда так часто, что временами кажется, что я уже там немного работаю). Из локальных марок — Intro.version, особенно кюлоты, напоминающие хакаму.

Самым сложным и одновременно самым проливающим свет оказался вопрос с возрастом. Я бы определила свой внутренний возраст как балансирование между младенчеством и неправдоподобной старостью, такой, что столько не живут. То есть без окостенелого взрослого состояния. Меньше всего я — взрослый, который всё понял и знает, как надо. Поэтому детские элементы, все эти бантики и оборочки, легко и органично живут у меня со старушкиной длиной миди и удобной обувью.

Итак, все ингредиенты для сознательного построения артикулированного стиля у меня уже были. Что же дал семинар? Я по-другому оценила то, что у меня есть. Предметы, о которых я думала как о случайных, оказались основой стиля.

Будущее моего блога

…видится мне в духе эпизода «Снусмумрик и штаны». Во всяком случае, в магазинах я веду себя именно так.

«Пока они любовались собою в зеркало, колокольчик над дверью звякнул вновь, и вошёл Снусмумрик.

— Мне кажется, лучше будет, если брюки состарятся здесь, — сказал он. — Они не в моём стиле.

— Очень жаль, — сказала старушка. — Ну, а новую шляпу тебе не надо?

Снусмумрик испуганно надвинул на глаза свою старую зелёную шляпу.

— Большое спасибо, — сказал он. — Мне вовремя пришло на ум, как опасно обременять себя собственностью.

Снифф пьет лимонадВ эту минуту Снорк, который всё время сидел и писал в тетради, поднялся и сказал:

— Один из пунктов правил спасения от комет гласит: не задерживайся долго в лавках, выбирая товар. Нам пора идти дальше. Снифф, живо допивай лимонад!

Снифф опрокинул в себя целый стакан и, как и следовало ожидать, лимонад попал не в то горло, Послышался булькающий звук, и лимонад выплеснулся на коврик.

— Фу! — сказала фрёкен Снорк.

— С ним всегда так, — сообщил Муми-тролль. — Ну так что же, пойдёмте?

— Сколько с нас? — спросил Снорк.

Старушка принялась за подсчёты, а вдруг с ужасом сообразил, что у него нет денег! Да что там денег — у него и карманов-то нет!

Он дёргал Снусмумрика за рукав, делал ему отчаянные знаки бровями, а Снусмумрик только головой тряс. Брат и сестра Снорки многозначительно смотрели друг на друга.

Ни у кого не было с собой ни гроша!

— Одна семьдесят пять за тетрадь и три марки за лимонад, — сказала старушка. — Звезда стоит пять марок, а зеркало одиннадцать, потому что на оборотной стороне рубины. Итого выходит двадцать марок семьдесят пять пенни.

Никто не проронил ни слова. Фрёкен Снорк со вздохом положила зеркальце на прилавок; Муми-тролль начал развязывать ленту медали.

Снорк усиленно соображал, дороже или дешевле стала тетрадь после того, как он исписал её, а Снифф глядел на залитый лимонадом коврик.

Старушка посмотрела на них поверх очков и кашлянула.

— Так вот, малыши, — сказала она. — Ещё у нас есть старые штаны, которые Снусмумрик отказался взять. Они стоят ровно двадцать марок. Одно покрывается другим, так что, в сущности, вы мне ничего не должны.

— А разве так правильно? — с сомнением спросил Муми-тролль.

— Ещё бы не правильно, маленький мой Муми-тролль, — сказала старушка. — Ведь я же удерживаю с вас штаны!

Снорк попробовал проверить расчёт в уме, но ничего у него не вышло. Тогда он записал в тетрадке вот так:

списокТетрадь

— И правда, сходится, — удивился он.

— А семьдесят пять пенни? — завопил Снифф. Разве нам не причитается семьдесят пять пенни!

— Не мелочись, — сказал Снусмумрик. Будем считать, что мы квиты.»

Лучшее, что есть в шопинге, в одной коротенькой главе (правда, бизнес-модель у доброй старушки какая-то не очень).

Я приняла метод Конмари так близко к сердцу, что жду завтрашней уборки с нетерпением: буду разбирать книги и ящики стола. Жду, как в детстве — дня рождения или Нового года.

В расставании с отслужившими вещами есть свой кайф, и он не меньше, чем от приобретения. И там кайф, и там. Поразительно. Мой счёт тоже сходится.

Текст отсюда, картинка отсюда

fashion blog with metal core