182,3 км
23 ч 41 мин
7,7 км/ч, 7,47 мин/км
748 м — набор высоты
10841 ккал
— вот что говорят мои часы по поводу суточного бега в прошлые субботу-воскресенье.

Ещё — минус 4 кг веса, и далеко не только за счёт воды. Разница в 2 кг до сих пор сохраняется, а прошла уже неделя. Поэтому когда вам говорят о пользе в плане жиросжигания бега с низкой интенсивностью — знайте, правду говорят.

Клуб Running Expert, в котором я бегаю с момента его основания в 2015 году, занял второе и четвертое место на Кубке России по суточному бегу. Именно так — клуб, несмотря на то, что у наград есть типа имена. Урок номер один, который я получила на этом забеге и который сформулировала Оля: суточный бег — командный вид спорта.

Команда по суточному бегу в удачном варианте выглядит так (рассказываю на примере RE). Бегун на трассе + бодрствующий и внимательный дежурный волонтёр, он же родная мама бегуна, с кашкой и киселем наперевес + кто-то, кто привез и поставил палаточный лагерь + кто-то, кто увезет домой бренное тело бегуна после финиша + тренер. Согласно теории командных ролей, несколько функций могут быть взяты одним человеком, или наоборот, распределены на нескольких — вот у нас так и произошло. Тренер за неделю до даты икс объявил сбор волонтеров, составил для них график, написал нам, участникам, чек-лист — что брать, от экипировки до лекарств.

В реальности около нас дежурило больше людей, чем договаривались: Наташа Буркова, например, оставалась до утра, хотя могла спокойно ехать. Олин муж, Супер-Дима, который взялся привезти палатку и потом дежурить ночью, в итоге вообще никуда не уходил. Я, пока могла говорить, спросила его: а ты чего домой не идешь, тебе же еще ночь стоять? А он: я всё равно буду на нервах, все равно буду следить онлайн, уж лучше здесь. (Оля ещё потом рассказала мне, что у Димы в походах прозвище Человек-Палатка — он очень любит обустраивать лагерь. Я лишний раз убедилась в том, что умение заботиться никак не связано с гендером и никак не вредит мужественности, наоборот. Еще один чудесный пример такого типа — Максим Колесников, бегун RE. В Малаге он не бежал из-за травмы, но зато встречал всех на финише и отпаивал пивом, помогал тренеру, которому стало плохо, и всё это — неся на себе вещи пятерых, что ли, человек, которые бежали — мы тогда решили не сдавать ничего в камеру хранения. Сочетание внешней брутальности и умения заботиться — совершенно неотразимо, это как встретить ручного дракона.)

К финишу приехала Алёна, которую я заранее попросила отвезти меня (варианты «отрубиться в метро» и «отрубиться в такси» представлялись одинаково вероятными и одинаково пугающими). И не просто отвезла, а отковыряла с сиденья и довела до самой двери квартиры, потому что сама я не очень шла. Алёна, спасибо тебе ❤

Как устроен суточный бег

Да, люди бегут целые сутки. Обычно именно это удивляет тех, кто ещё не пробовал: что, прямо сутки бежать? А есть как? А спать на бегу? А туалет?
Нужно бежать целые сутки — хотя никто вас не будет заставлять. Переходить на шаг — можно, останавливаться — можно, сходить с дистанции и возвращаться — тоже можно. Можно хоть лечь в палатке поспать, многие так и делали. Я после 100 км уже не очень отслеживала происходящее вокруг, а вот Супер-Дима, простоявший всю ночь, рассказывал, что под утро трасса выглядела почти пустой, и только где-то с 6.00 народу прибавилось.

Никто не запрещает сколько угодно есть и спать, просто всё это влияет на результат, как прямо (потраченное время), так и косвенно. В Суздале я поняла, как трудно после отдыха, особенно если ты не дай бог села и посидела, раскочегарить себя обратно. Поэтому лучше всё время медленно, но бежать, в крайнем случае — идти, но лучше бежать.

Если вы не представляете, как это — бежать 24 часа, тут два варианта. Либо вы просто не пробовали, а на самом деле можете; это ведь вполне в пределах человеческих возможностей. В конце концов, люди годами работают с графиком сутки, и далеко не все из них ночью спят. Либо, второй вариант, вы не совсем готовы. Но проверить это можно только одним способом.

От оргов на трассе был пункт питания, туалет, дачного вида рукомойник с мылом и пункт освежения — человек, вооруженный шлангом с прохладной водой. Медпункт с круглосуточным дежурством у нас был расположен там же, где и еда. (Помню, как утром мне оттуда кричали: может, нашатырь?) Круг маленький, всё под контролем, в случае чего есть возможность быстро оказать помощь.

Условия суточного бега выглядят очень мягкими по сравнению с марафоном и 100 км, и у меня есть версия, откуда это впечатление и почему оно расхолаживает заметную часть бегунов (почему они идут пешком, надолго сходят и т.д.). Всё дело в другом принципе соревновательности: фиксировано время, а не расстояние, и кажется, что этого времени очень много. Лишний повод задуматься, как сильно влияет на мотивацию большей части людей — срочность, обозначенная внешне, через условия, то есть другими людьми.

Организаторы суточного бега на Лиственничной аллее — Марафонская команда Шри Чинмоя. Думаю, именно это придало мероприятию выраженный и очень приятный индийский флер: вегетарианская еда на пункте питания, концерт индийской музыки и даже «Аквариум» из колонок в самом начале. (У меня появился ещё один пример потрясающего музыкального попадания на забегах: «Человек из Кемерова» в начале суток так же уместен без всякой иронии, как Highway To Hell на старте суздальского Т100).

Были вещи, на которые организаторы вроде бы никак не могли повлиять, но тем не менее находили способы. Например, днём температура доходила до 33 градусов, и был час без тени, когда солнце светило вдоль аллеи — именно в это время пункт освежения и Леди со шлангом были нужнее всего (а также джентльмены, но Леди запомнилась особенно). Ночью выяснилось, что на некоторых участках не горят городские фонари, и не видно вообще ничего — там организаторы поставили бумажные фонарики со свечами, они тоже здорово помогали.

Результаты фиксировало оборудование 3sport, громовское. Нужно было пробегать каждый круг по 2 матам,в начале и конце асфальтового километра. На главном пункте контроля стоял экран, на котором каждый раз появлялась твоя фамилия и время круга — очень удобно, особенно для тех, кто не заряжал часы на бегу и они сели.

Организаторам забега — спасибо и низкий поклон, я никогда не видела такой четкости в сочетании с такой душевностью. ❤

Трасса

Чаще всего суточный бег делают в идеальных лабораторных условиях — на стадионе, разворачивая бегунов каждые несколько часов в другую сторону. Но у нас было по-другому. Лиственничная аллея — это такой идеально прямой (на карте) пешеходный километр асфальта в не очень людном месте, рядом — пруды, поля для гольфа и уютная двухэтажная застройка. Таким образом, круг — 2 км практически по прямой, не считая разворотов. Рельеф у трассы, в отличие от стадиона, какой-никакой есть; за сутки я набрала 748 м по часам. Это немного, учитывая расстояние, и ощущалось скорее в плюс: рельеф можно было использовать на спусках, чтобы чуть-чуть, осторожно и без усилий, набирать скорость, как нам с Олей советовал тренер.

Люди на трассе

Отличие суточного бега от дистанций с фиксированным расстоянием — в том, что ты все время видишь всех участников. И лидеров, и середняков, и самых медленных, тех, кто идет пешком. Это какой-то совершенно новый беговой опыт, ведь обычно лидеры на марафоне сразу уходят вперед, и даже награждение победителей успевает закончиться к моменту любительского финиша.

А тут мы видели рядом участников сборной России, мимо со свистом проносились мастера спорта, и можно было наблюдать, как бегают спортсмены с крутой техникой. Видели мы и тех, кто с самого старта просто ходил пешком — я не совсем понимаю мотивацию этих людей и в чем тут челлендж, но вероятно, для них он есть.

Оля

Первые 25 километров мы бежали с Олей вместе, и болтали о том, что происходящее напоминает контрданс, да и вообще весь класс социальных танцев, нужный не для хореографии, а для поддержания связей в сообществе и обсуждения сплетен (важный фактор социализации, как мы помним). И правда: две полосы движения — как в контрдансе две шеренги, ты рука об руку со своим партнером идешь навстречу другим танцорам и видишь лица всех собравшихся.

Потом я предложила Оле разделиться; было жаль оставлять такую приятную компанию, но всё-таки мы многовато тратили сил на разговоры, а необходимости идти вместе, как на трейле, здесь не было. Это оказалось оправданным: сразу после мы обе прибавили скорость.

С тренером.

Тренер Александр Головин сделал для моего второго места едва ли не больше, чем я. Он был с нами на старте и первые несколько часов — после ранней утренней тренировки с другим нашим спортсменом, Ромой Фурсаевым. Потом он приехал на ночное дежурство к 22.00. Я очень хотела к моменту его появления сделать 100 км — это было своего рода психологической отметкой, 100 км за 12 часов, половину времени. Получилось 98 с чем-то.

Тренер сделал очень важную вещь — нацелил меня на пьедестал. Я бы сама в жизни не подумала, что могу на него претендовать; по понятной причине я не могла сама отслеживать онлайн, кто за кем идет, и не особенно этим интересовалась (я стремилась к собственной цели — нормативу КМС по новым правилам, 180 км). Тренер рассказал мне, где я сейчас в рейтинге и какова динамика, на каком расстоянии от меня мои соперницы — и я, почувствовав, как это круто и важно для меня и для RE, обрадовалась и бежала с удвоенными силами.

Еще тренер выносил мне еду-питьё всю вторую половину суток. Из моих 180 км он параллельно накрутил, кажется, не меньше трети: выбегал мне навстречу, спрашивал, что я буду, возвращался бегом назад, наливал и выносил мне прямо на трассу. Это делалось, чтобы я не останавливалась, а хотя бы шла. (В первой половине суток я потратила много времени на остановки — это ещё один урок). Под конец я уже не могла говорить, и попросила его просто чередовать гели, кисель и бананы.

Утром, часа в четыре, я попросила кофе, в полной мере сознавая собственную наглость (потому что рядом не было ничего похожего на кафе, а взять с собой запас пакетированного я не догадалась.) Кофе мне очень быстро дали: Супер-Дима сходил в круглосуточный «Дикси» за растворимым. UPD. Мне тут подсказали, что за кофе ходила Наташа Буркова, а Дима наливал. Благодарна обоим. ❤

У моих соперниц не было такой поддержки, им было труднее, чем мне.

Экипировка

Кроссовки у меня были Nike Vomero 12, мужская модель. Это, кстати, лайфхак: у мужских кроссовок шире колодка. Если у вас широкая стопа, как у меня, и особенно если широко расставлены пальцы (при беге тянутся в стороны, как на йоге), выбирайте обувь в мужском отделе.

В целом Vomero оказались на сутках очень хороши, несмотря на то, что для них не предназначены: это в меру мягкие, упругие кроссовки, с надежной амортизацией, достаточно хорошо фиксируют стопу. Только часа за два до финиша я почувствовала, что набила мозоль прямо на стопе, внизу. Хорошо, что она не успела лопнуть. В дальнейшем я уверенно выберу Vomero на дистанции до 100 км и для тренировок, а для суток уже купила Hoka One One Bondi5 — но пока в них не бегала.

Компрессионные гетры Cep — старая моя любовь. У меня такие уже были, о них я писала здесь. Преимущество Cep — распределение компрессии, она не ослабевает на узких местах (где лично мне компрессия нужнее всего — связки). Было только маленькое опасение: можно ли держать на ногах компрессионные гетры столько времени? Но я решила, что в случае чего просто их сниму. Снимать не пришлось, гетры ощущались очень комфортно все время, я их не снимала до самого дома. После оказалось, что икры — единственное место на ногах, которое не ноет и не болит. Другим частям тела повезло меньше, поэтому уже после суток я купила и стала носить под одеждой компрессионные шорты — для восстановления.

Поясная сумка Intro.version нужна была мне для телефона и мобильной зарядки — один раз мне нужно было зарядить на бегу мои супер-часы, а зарядка у меня тяжелая, нести её в руке было неудобно.

На самом деле, сумку можно было и не носить на себе: телефон не нужен (первые 100 км я вела записи на диктофон, но потом стало не до того, и записи в итоге не пригодились), зарядку нужно иметь лёгкую — и нести не в сумке, а лучше на руке, в чехле для телефона. Это всё уроки на будущее.

Зато Асину сумку я теперь буду носить на длительные тренировки в городе — отличная спортивная вещь получилась.

Оделась я в старые, испытанные, хорошо себя ведущие вещи — майку и шорты Nike, поверх клубную майку с пришпиленным номером. Зачем две майки — чтобы легче менять номер, переодеваясь к ночи в лонгслив (не пригодилось). В итоге под мышками, под грудью, между ног и на пояснице сзади — потертости до мяса; не потому что одежда какая-то не такая, а потому что 33 градуса жары, 24 часа, и слушать надо тренера внимательно, когда он говорит про вазелин. Ещё я напрасно прикрепила чип на лодыжку — а слушать надо потому что организаторов, когда они в микрофон на старте предупреждают: «у кого отекают ноги, крепите чип на шнурки». Сняв чип после финиша, я обнаружила на лодыжке пугающий след в виде красной натертой линии. Сейчас уже все прошло, а болело долго.

И, наконец, супер-часы Suunto Ambit3 Peak Sapphire. Они держались молодцом и записали всю дистанцию, потому что я воспользовалась их супер-силой — возможностью заряжаться в режиме GPS. Результат получился очень точным, очень близким к организаторскому, а лишние 0,3 км — это сложенные лишние метры на разворотах и вокруг пункта питания.

 

Финиш и после

Эти сутки были очень определенным и очень спокойным временем; я практически не думала, а жила какой-то непривычной полуавтоматической жизнью. На тренировках я много раз убеждалась в том, что у тела есть свой собственный маленький тёмный разум, и не всегда он действует в согласии с волей хозяина. Управление своим телом, особенно в сложных ситуациях, напоминает верховую езду: смысл правильного физического действия — в безошибочной коммуникации.  На 24 часа разум моего тела стал очень важным. Я управляла им по-прежнему, но хорошо прочувствовала, как много зависит от этого смирного, доброго и выносливого животного.

Я помнила о том, что нужно двигаться равномерно, а лучше — бежать всё время. Я понимала, что непрерывно бежать, скорее всего, пока не смогу, и пыталась как-то примериться, выбрать тактику; во время пика жары и сразу после я пару раз шла пешком по 100-200 м два раза за круг, около еды и в дальнем конце после разворота. Но потом поняла, что лишний отдых расхолаживает, и, кроме того, я теряю ценный разгон на спуске после разворота — и до конца оставила только один проход пешком, после пункта питания.

В конце я изобрела очень смешную тактику возвращения из ходьбы в бег. Я шла нормально с едой, потом отдавала стакан тренеру и начинала идти с нарочито большой апмлитудой, как робот из фантастических фильмов 60-х, чтобы шаг на бегу был длиннее; потом подпрыгивала, группировалась и из прыжка переходила в бег. На 24-м часу мобилизовать себя как-то ещё было трудно.

Вот сейчас зашагаю — биороботом на киселе.

Меня поддерживали морально не только тренер и волонтёры. Кто-то из тренеров или организаторов кричал мне «У тебя есть крылья, помни о них». Очень лестно было слышать комментарий Игоря Тяжкороба, тренера победительницы: он сказал, что у меня профессиональная тактика. Что имел в виду, я не могла спросить, но страшно лестно, что выбранное интуитивно поведение оказалось правильным с точки зрения профессионала и чемпиона.

Поскольку dnf в суточном беге не существует, я добежала до своей цели 180 км, прошла ещё круг пешком — чтобы сохранить отрыв от третьего места (догнать первое было нереальным) — и за 20 минут до официального финиша отправилась на газон лежать. Чип с ноги снимала не сама, опять помогли ребята.

Ссылки по теме 

Готовиться к суткам мне очень помог отчет о суточном беге чемпионки России Ирины Масановой. Ссылку мне прислала Оля. Там очень очень хорошо и подробно описана экипировка, питание, что брать с собой;  я взяла на вооружение лайфхаки про майку с номером и про кисель. Кисель — суперфуд!

Телеканал «Мир24» сделал о забеге информативный и живой сюжет.

UPD2. Появился и Олин отчет: https://goo.gl/i6DQtD.

Всем спасибо! ❤
Реклама