Если вы делаете репост записи на фб со своим комментарием и автор записи вас блокирует, вы теряете доступ к репосту и к тексту комментария на своей собственной странице! Я знала, что блокировка не дает видеть пользователя и его публикации, но вот к потере своего же текста, довольно пространного и обдуманного, готова не была. Думала, некликабельный огрызочек хотя бы должен оставаться. Теперь буду в аналогичных случаях ставить ссылку в комментарии.

В чем суть. Некто Дарья Голощапова разместила у себя на странице пост: кто у нас руководители нефтяных компаний? Мужики. Кто у нас руководители благотворительных фондов? Женщины. И что-то про скрепных мужиков в конце. Авторка решила не упоминать ни «Такие дела» с Митей Алешковским, ни «Ночлежку» с Григорием Свердлиным.

Я считаю сам посыл глупым и несправедливым, а текст из-за такого значимого умолчания — лживым. Ничего нормального нельзя добиться враньем и умалчиванием, которое здесь — та же ложь по сути. Врать в угоду феминизму — вредить феминизму. Хамить тем, кто поправляет в коментах — отвращать от феминизма тех, кто мог бы к нему примкнуть.

Я сделала репост, он пропал через некоторое время, и я поняла (подтвердилось), что меня заблокировали.

Оригинальный текст я попросила друзей достать из-под блокировки, чтобы вы оценили (в коменте, на этот раз из гигиенических соображений).

Что хочется сказать по этому поводу.

1. Оригинальный пост вообще-то про разжигание: женщины хорошие благотворительницы, мужчины плохие узурпаторы денег и должностей. Знакомая риторика; где-то я это уже слышала. «Баба за рулем». «Женщины не руководители». Без необходимых оговорок — а их тут нет — ценное и имеющее в реальности все основания наблюдение превращается в то, с чем феминизм вообще-то борется. В сексизм, но повернутый против мужчин.
Да, я читала внимательно. Нет, я не желаю понимать в тексте то, что я якобы должна из него понять по мнению авторки (см. коменты), а читаю и понимаю ровно то, что написано. Про реальных благотворителей-мужчин — ни-че-го, и это очень плохо для самого наблюдения, потому что его дискредитирует.

2. Наживку из сексизма, вывернутого наизнанку, отлично заглотали образцовые феминистки типа Татьяны Никоновой. Я у нее, собственно, это и прочитала. Именно такие вещи люди охотно репостят — поляризующие, понятные, черно-белые, где ясно, кто во всем виноват, и еще чтобы с триггером из реальной жизни. Репостов у записи — море. А вот если бы авторка снабдила свой текст разными on the one hand, on the other hand — их было бы меньше или не было вообще, потому что люди в массе хотят слушать однорукого экономиста.

3. Именно такие. как авторка, и вредят феминизму больше всего. Даже не «скрепные мужики», из которых часть просто боты. Ложь, грубость и нежелание считать оппонента человеком, затыкание рта — вот это все совершенно не располагает слушать, что она там еще хорошего говорит. И хуже всего, что именно такие бабы заметны, именно они желают ассоциировать себя с движением за женские права — и, получается, дискредитируют его.

Феминизм все равно победит. Это такая же большая историческая волна, как научный прогресс, как в целом медленный, но неуклонный прогресс этических норм. Многое делается уже сейчас: во-первых, активистками (большое спасибо Татьяне Никоновой за ее просветительский проект, даже не один), а потом подхватывается всеми остальными. Вот недавно делала интервью с наследником марки Simone Perele: консервативнейший дизайн и аудитория из тетенек — так они и туда постепенно феминизм вкручивают, правда, так его не называя. Это важно. Обыватель и буржуа привыкает пользоваться плодами прогресса и вполне способен оценить их преимущества, но до смерти боится радикализма или чего-то похожего, поэтому к новинкам, в т.ч. мысли, подходит, когда осядет пыль и точно безопасно, и никто косо не посмотрит.

Отдельно умиляет, что свежеприобретенные взгляды обыватель считает изначально правильными, своими, чем-то само собой разумеющимся. Сегодня уже никто не станет шпынять ребенка за то, что он леворукий — а меня, например, за это били по рукам и стыдили на всю группу детского сада. Невероятно, да? Всего тридцать с небольшим лет прошло. А сейчас — ну, леворукий, значит, творческий, а что, как-то по-другому было?

Кому интересно, понаблюдайте за феминистическими переобуваниями в воздухе Ксении Собчак: что она писала во время «Я не боюсь сказать» и что говорила и писала вот совсем недавно, перед выборами. И я уверена, что она каждый раз верит в то, что говорит! Во время Вайнштайн-гейта я читала с ужасом, что пишут наши глянцевые редакторки, от Долецкой и Веледеевой до знакомых из Вога, а потом заключила с собой же пари. Спорим, думаю, через пять лет эти же бабы будут вещать, как неприемлем харассмент, и с таким видом, что они всегда так думали? Пять лет еще не прошло, но я абсолютно уверена в результате. И вы знаете, это хорошо, потому что общественное мнение делают не герои и не активисты, а именно обыватели.

Как-то у «Медузы» был тест, что-то вроде «Насколько вы феминистка», и в результатах диапазон от Дональда Трампа до Лины Данэм. У меня получилась Эмма Уотсон, «вы стараетесь стремиться к гендерному равенству и действовать, руководствуясь эмпатией и здравым смыслом, а не стереотипами». Через некоторое время в коменты пришел тренер и сказал, что он тоже Эмма Уотсон. Так победим.

***

Еще я веду телеграм-канал о моде в реальной жизни: t.me/robotesse

и спортивный дневник о тренировках к бегу на 24 часа: t.me/robotesse24h

Фото — Ольга Ленская.

Реклама