Показ Светланы Тегин, прошедший вне Недель моды, стал, однако, отличным их началом. Гостей пригласили в Новый Манеж, выставочное пространство которого лучшим образом подходило именно для этого шоу. Приглушенный свет, тибетское пение в начале и в конце, сложная траектория, по которой перемещались модели, и самое главное — публика, состоящая по преимуществу из профессионалов моды и искренних фанатов (а фанаты у Светланы Тегин отборные) — честно говоря, я с большим трудом представляю всё это на подиуме Манежа, например.

Говорить о коллекции отдельно от шоу мне довольно трудно; может быть, потому что я до сих пор под впечатлением от показа, а может быть — потому что связь между коллекцией и стилизацией здесь очень важна, она отражает комплекс отношения к вещам и мыслей по их поводу, близкий, как мне кажется, многим из приглашенных, и созвучный нынешнему «носится в воздухе».

Это, если кратко, яркая индивидуальность в идеально выверенной одежде-оболочке; оболочка принимает форму индивидуальности, строится от неё, и является, при всем природном совершенстве, не самым главным.

70c9e20a7d21f23d41e311b2fa24e13d_768_1152

Стилизация. как всегда на показах Тегин, была очень яркой: парики в форме купола медузы мы ещё увидим, я чувствую, в глянцевых бьюти-обзорах. Мне это субъективно видится продолжением некой подводной темы: модели на прошлом показе выходили с мокрыми волосами, обмотанными вокруг шеи. И там, и там — острохарактерные подиумные образы как бы подсвечивали спокойное совершенство вещей, которое при более скромной подаче было бы заметно только профессионалу.

9bd3801ffb3225e4f079171e99682640_768_1152

Тектонические раскаты тибетского пения в начале и в конце шоу — пения, от которого дрожали стены и отчасти гости — сделали очень важную вещь: переход. Помню, года три назад я была на спектакле «Конской хвост», из японской жизни; в самом начале на сцену вышел человек в кимоно и задумчиво задудел в национальный инструмент. Через пятнадцать минут начался спектакль, и зрители к этому времени были уже совершенно в Японии.

1ed223c4bcd5e07db48a50fe83e93807_768_1152

Так и здесь. Это не просто одежда и не просто очередной модный показ; зрителям, хотели они этого или нет, показали ещё одну грань того, как и исходя из чего можно выбирать модный образ. Здесь центр и смысл — личность, но не в западном смысле, селф-мейд-мен, а сильная за счёт того, что она крепко вросла корнями души в то, что по-настоящему важно, увидела Алеф под лестницей, как-то, простите за пафос, приняла и поняла мир.

Как это может влиять на выбор одежды? Напрямую. Есть некие условности, как надо одеваться — вечернее платье, например (которых в коллекции было два), есть модные тенденции; первые можно игнорировать, но это фрики и Анастасия Волочкова. Вторые можно тоже игнорировать, но тогда вы выпадаете из мирового модного контекста, а так — пожалуйста. Можно ещё истерически за ними гнаться, но есть такая неприятная вещь: кто догоняет, никогда не успевает.

Увиденный же Алеф позволяет ловить сигналы к действию прямо из него («из воздуха»), что в сто раз интереснее и гораздо надёжнее, и в то же время спокойно иметь дело с условностями и уместностью — что куда надевать. Такт — это ведь почти то же «из воздуха», только с людьми.

17e656d3fe356e2fdb5db25372e7ea5f_768_1152

Героиня коллекции, при всей своей ахматовской харизме, одевается спокойно и тактично, как требует ситуация; ей просто не надо лишних блесток и спецэффектов. Идеальный крой — надо. Выверенные пропорции — надо. Точный выбор именно этого материала — да. Если это скромность, ущипните меня.

669510f0035b9c9cb2102eaa52d0d910_768_1152

Есть несколько любимых образов. Я бы выделила укороченные брюки, белый плащ и вечернее платье с градиентом. И, конечно, трикотажный фрак.

8a23b9635fc6f99eb6dcade6e1de38ff_768_1152

45a341e57e6a2b907431056d039b20c7_768_1152Фото: vogue.ru, Алексей Вингуд.

Реклама