Мне всегда был интересно, как создаются коллекции для масс-маркета. К массовым маркам — не ко всем, ко многим — у меня много вопросов: например, для чего такое неумеренное украшательство, почему так трудно найти просто и достойно сделанную вещь (поманит какой-нибудь рукав,  вытащишь целиком — а там стразы с котятами, ну, испугаешься и спрячешь поскорей обратно). Или — почему вы так осторожны, почему тренды — трёхлетней давности, хотя тут как раз всё понятно: в ход идёт проверенное.

Однако по-обывательски понимать — это одно, а знать по-настоящему, то есть с этим работать — совсем другое, и поэтому, когда мне представилась возможность задать вопросы Алексис Остроброд, фэшн-директору SELA, я была, конечно, очень рада. У них нет страз с котятами, и с качеством лучше, чем у многих массовых марок, но вопросов всё равно набралась масса.

IMG_0133

НП. Расскажите немного о себе.
АО. Меня зовут Алексис, мне 27 лет, я родилась в Санкт-Петербурге (тогда это был Ленинград). С трёх лет живу в Израиле, в Тель-Авиве. Закончила Высшую школу дизайна Shenkar по специальности Fashion Design. Сейчас защищаю вторую степень МBA в Kellogg Business School при Тель-Авивском университете.
Я работаю в SELA с тех пор, как себя помню. Поскольку это семейный бизнес, к работе меня приучали с раннего детства: когда я была маленькой, на меня примеряли коллекцию, в юности я помогала в административной работе, а потом уже стала работать по специальности — дизайнером. Сейчас я занимаю должность фэшн-директора корпорации.

IMG_9701Алексис, её отец Борис и брат Эдуард.

НП. Какие факторы вы учитываете, работая над коллекцией?
АО. Их множество, и многие не связаны с тенденциями и фэшн-индустрией. Моя коллега, наш директор по производству, Полина Калинкин, научила меня: при разработке коллекции спроси себя: «А чего МНЕ сейчас не хватает в гардеробе?» Именно это приводит к новым интересным идеям и открытиям. Ещё очень важным фактором является то, в чём ходят люди по улице. От обычных людей можно получить много полезной информации о комфорте и функциональности одежды, которые, на мой взгляд, не менее важны для дизайнера, чем всё остальное. Конечно же, показы на мировых неделях моды, форкастинг и будущие культурные и развлекательные события следующего года тоже являются важными факторами.

2S0A2148
НП. Откуда вы узнаёте тенденции на следующий год?
АО. Основным источником являются показы мировых дизайнеров, но их смотрят все, поэтому тем, что там представлено, можно лишь вдохновляться. Необходимо создавать оригинальные модели, адаптируя тренды с показов под ДНК бренда, предпочтения покупателей, климат, культуру страны, и т.д. Иначе все коллекции будут выглядеть очень похожими друг на друга, что часто можно увидеть в крупных сетях. Разработкой у нас занимается дизайн-бюро в Израиле, креативная команда из 40 человек.
Для нас очень важно иметь собственный почерк, то, что делает нас уникальными.

2S0A2295
НП. Как происходит работа над коллекцией?
АО. Процесс начинается с брейнсторминга и оценки предыдущий коллекции с точки зрения её успеха: мы обсуждаем, что удалось, а что нужно изменить. Затем дизайнеры собирают идеи, изучают тенденции, ездят в путешествия, чтобы набраться вдохновения и свежих идей.
В студии они эти идеи воплощают: готовят презентацию капсул, цветовых сочетаний, макеты сырья и фурнитуры. На этот процесс мы выделяем достаточно времени, так как он самый важный. Дизайн — дело креативное, никогда не знаешь, где и когда тебя посетит (или не посетит) новая идея. Дизайн — это стиль жизни, даже нельзя назвать это работой; наша работа всегда с нами, мы ею живём. Работа над коллекцией – это очень динамичный процесс.
Затем мы рассматриваем предложения с представителями разных департаментов, ведь хорошая идея — это прежде всего выполнимая задача с точки зрения цены и качества, что всегда очень важно для нас.

Наиболее острые, трендовые модели, которые не всегда проходят первый отбор, мы иногда добавляем во флэш-коллекции, а чаще их носят сами дизайнеры в нашем офисе.

2S0A3566
Лучшие модели мы отшиваем и рассматриваем уже в образцах, вносим изменения, а иногда даже отменяем, так как в реальности вещи могут смотреться совсем не так, как на бумаге.
Весь этот процесс занимает примерно 3-4 месяца. Затем утверждённая коллекция переходит в производство , которое очень важно проверять и контролировать на каждом этапе; у нас для этого выработана специальная система.
Время производства зависит от вещи. Базовый ассортимент может изготавливаться дольше, так как он планируется, и он не завязан на тенденциях. Другие модные коллекции могут изготавливаться на экспресс-производстве, так как они нужны в определённый момент времени – а мода меняется очень быстро. Мы можем за 6-8 недель от первоначальной идеи доставить вещь в магазин, если видим в этом необходимость.
SELA разрабатывает две коллекции в год, так что сезоны всегда наслаиваются друг на друга.

2S0A3441
НП. Бывает ли такое, что какую-то удачную на ваш взгляд вещь — не принимают, и почему?
АО. Да, это бывает! Нечасто, но бывает. Удачная вещь – это дело субъективное, на вкус и цвет товарищей нет.
В отборе коллекции участвует много людей, и часто приходится голосовать. Вещь должна понравиться не одному человеку, кто бы он ни был, а многим нашим покупателям, так что личный вкус и стиль переходят на второе место. Я это понимаю, поэтому часто предпочитаю не рисковать и прислушиваюсь к мнению большинства. Но если я уверена в своём мнении, то готова всех убеждать; иногда я при этом оказываюсь права, иногда нет – такова игра.
В моём гардеробе много таких отменённых вещей, и когда я их ношу сама, то понимаю, правильный это был выбор или нет. Иногда эти вещи возвращаются в следующую коллекцию, уже усовершенствованными на основании моего личного опыта.

Фото из лукбука коллекции SELA осень-зима 2014/15 и из личного архива Алексис Остроброд.

2S0A4048

Реклама