В минувший четверг, во время тренировки на стадионе, со мной произошло одно из тех незначительных событий, которые обычно сразу забываются, если только не совпадают, метафорически или ещё как, с одной из важных или недодуманных мыслей.

Мысль была о классовых вариантах силуэта, и сейчас она, похоже, ещё более недодумана, чем раньше, поэтому я и выкладываю её сейчас, авось дозреет в написанном виде или в комментариях.

А на стадионе было вот что. Пробежав 2 км разминки, я приступила к основной части — темповым 10 км. Бежать нужно было со скоростью, которую я редко развиваю даже в том состоянии, когда а) выспалась; б) не вела перед этим тренинг. В итоге я её всё-таки развила, а к концу тренировки — даже и превысила, но это было потом. А пока: бегу я себе, пробегаю мимо тренера Серёжи — он говорит мне время круга — и тут из-под левой руки у меня, буквально между мной и футбольным полем, вылетает крупная такая девица в ярком спортивном костюме, и бежит — большими мощными скачками, это явно не фитнес и вообще не тренировка — по дорожке передо мной. Серёжа ей вслед: «Девушка, обгонять нужно справа!» — но та, конечно, его уже не слышала, да это уже и не было важно. Потому что, обогнав меня, она заметно снизила скорость, а через сто метров пошла пешком.

Глядя на её обтянутую знойно-коралловым крепкую сбитость, на широкую спину в плотно сидящей черной жилетке (придававшей скакунье какой-то даже уютно-домашний вид), я сквозь слабость пополам с дурнотой поняла, что всё это уже видела раньше; точнее, не всё и совсем не это, просто рядом оказались и сложились совсем не случайные кусочки. Коралловый цвет: яркий, тропический, вызывающий ассоциации с чем-то сладким, призывным, немного или много вульгарным; что называется, «красивый цвет» (только в детстве это словосочетание не казалось диким). Плотная жилетка-душегрея. Обтянутые телеса. Собранные в пучок крашеные волосы: и скромно, и скучно, и «прилично». Невербальное хамство, нарушение чужих границ. Явная неспортивность — и во внешнем облике, и в поведении. Желание выскочить вперёд, пусть на секунды, пусть даже с тобой не соревнуются. Всё это было в такой удивительной, я бы сказала, гармонии, что даже вызывало восхищение.

И снова напомнило об одном наблюдении у Кейт Фокс, из книги «Looking for English», которое касалось одежды, и которое сначала смутило неочевидностью, а потом стало обрастать всё новыми и новыми подтверждающими примерами, причём из российской действительности. В главе, посвященной дресс-кодам, рассматриваются разные характеристики одежды, но ключевой и знаковый характер у двух. Это 1) количество слоёв одежды; 2) степень облегания.

Если кратко, эти два признака — классовый индикатор. Рабочий класс носит узкие, обтягивающие одёжки в один, редко — в два слоя. Примером может быть какой-нибудь малый из Ист-энда, который идёт зимой в расстёгнутой тонкой курточке поверх тонкой майки, как будто бы ему всё время жарко.

Одежда аристократов может быть разной по силуэту, может быть, естественно, и пригнанной по мерке, но никогда нет плотного облегания, это для них дурной тон. Кроме того, представители высших классов любят накрутить на себя всего: и сорочка у него, и галстук, и жилет, и шарф какой-нибудь, и шапка/шляпа, и перчатки.

С первого взгляда подобная зависимость кажется вздорной, но давайте посмотрим хоть на Россию. С аристократами у нас никак, разве что аристократы духа, и климат велит кутаться абсолютно всем вне классовой принадлежности, но — удивительное дело — что может следовать подмеченной Кейт Фокс закономерности, то следует.

Кто ходит зимой по улицам в коротких курточках, иногда и расстёгнутых, без шапок, в осенней обуви, а то и в кедах? Девушки, юноши, чаще компаниями, чаще всего — если только это не модная съёмка или ещё что-нибудь, требующее целенаправленного раздевания на морозе — молодёжь типа «районы-кварталы», узнаваемо громкая. Дело не всегда в невозможности купить себе тёплую обувь и не только в культуре два. Просто — я помню, потому что сама ребёнком гуляла во дворе — это один из детских вариантов крутизны, когда тебе типа не холодно и можно без шапки. Потом этот мотив, вероятно, как-то трансформируется, обретает новые резоны (попробуйте быть сексуально притягательной в толстом свитере), но в целом, как ни удивительно, живет во многих людях вплоть до зрелых лет. На гулянках и в качестве подружек невесты девушки «из простых» всегда в обтягивающих платьях, либо в коротких и пышных, чтобы как конфетка.

У аристократов духа — а у нас это интеллигенция, богема и сочувствующие — многослойность прямо пропорциональна сложности душевной организации. Сорочка, жилет, кардиган, пиджак или жакет. Шарфы, палантины, пончо, кейпы, платки на голову и шейные. Платье плюс парка плюс дутый жилет (это уже не дама из Минобрнауки, это её дочь) плюс гетры и зимние конверсы. Это магазины типа «Адресс: необычная одежда» и «Оденься для счастья», по витринным манекенам которых легко представить, что это за покупательница и каких поэтов она любит.

Это не просто разница в количестве вещей, это в целом совершенно разный подход к ним. Одним важно быть видимо крутыми и сексуальными, демонстрировать молодое тело и удаль молодецкую, другие считают, что выставлять тело напоказ — это фи. Одни видят свободу в простой нестеснённости движений, другие — в возможности менять в течение дня свой лук и носить то один предмет, то другой, то оба вместе. При этом последние точно знают, что куртку, скажем, всегда могут оставить где-нибудь просто на стуле, все же приличные люди; первые так не сделают, в знакомом окружении опасаясь — не без оснований — что вещь могут и стырить. Это и воспитание, и ценности, и контекст.

Интересно, что будет с этой разницей дальше, ведь уже довольно заметно стирание границ между одеждой на выход и домашней, между спортивной и повседневной.

 

 

Реклама