Для меня это была одна из самых удачных коллекций обеих Недель: как с пользовательской точки зрения (буквально хотелось примерить каждый лук), так и с точки зрения интереса наблюдателя.

Изображение

Коллекция напомнила мне определение красоты в «Лезвии бритвы» Ефремова, помните, где попытки уловить сущность красоты человеческого тела делались через функциональность: длинные ресницы защищают глаза, тонкая талия делает человека проворнее, длинные ноги позволяют быстрее бегать, и так далее. Не знаю почему, но и тогда, и сейчас подобный простодушный прагматизм вызывает улыбку; а вместе с тем у него есть все резоны — и я применила бы этот подход не только и не столько к телу, сколько к рукотворным предметам, к дизайну. «Дизайн — это не то, как предмет выглядит, а то, как он работает» — известное высказывание Стива Джобса висит на стене кафетерия Британки, и правильно оно там висит.

Изображение

Но дело не исчерпывается голой функциональностью, конечно. Эта одежда и на вид удобна, но одним видимым удобством объяснить обаяние этих вещей не получается.

Соединение разных фактур одним своим видом обнаруживает банальность оборота «соединение разных фактур». Потому что оно какое-то не такое, как обычно; а как обычно? Непонятно.

Изображение

Было бы совсем по-умному и очень серьёзно, если бы не красненькие и синенькие чуваки. И пингвины. Глядя на них, я вспомнила почему-то, что Янина Вехтева работала у Юлии Николаевой ассистентом.

Изображение

Отдельный мастхэв — аксессуары: пояса, колье, очки, клатчи. Два лука были с балаклавами, и я с некоторым страхом ждала, что найдутся товарищи, которые сразу «всё поняли» и которые прикрутят сюда Пусси Райот, но, к счастью, этого не произошло.

Изображение

Слово «гармония» здесь более чем уместно, хоть ничего и не объясняет.

Изображение

Вот на этом месте я стала ныть «хочу тотал-лук»:

Изображение

Изображение

Изображение

Пару сезонов назад, впервые увидев коллекции Юлии Николаевой (да, мне стыдно), я ещё поразилась, что дизайнер такого невероятного уровня так мало известен публике. То есть модной публике очень даже известен, кому надо — тот знает, и показы на Неделе моды проходят регулярно, но просто, обычным гражданам, потребителям — имя совершенно неизвестно.

А так если подумать, то неудивительно. У дизайнера очень внятная, очень точная эстетическая позиция, и она — увы — противоположна тому, что сейчас происходит в массовой российской моде и её лакшери-сегменте (то есть где денег много, а вкусы народные). В этих вещах есть отвага, достоинство и юмор — такое создается впечатление, что дизайнера не волнует чужое мнение; платья превосходно сидят на моделях, но они не сделаны любой ценой комплиментарными, как у нас любят.

Изображение

В массовых вкусах — стремление «подчеркнуть достоинства и скрыть недостатки», красиво обернуть, сделать женщину желанной, и средства известны. Здесь — спокойное достоинство, абсолютно не отрицающее красоты и декоративности, просто здесь стремление украшать идёт изнутри, от личности и от её внутреннего стержня, а не от рабского желания понравиться и угодить любой ценой. Здесь вообще нет отрицания, эти вещи очень позитивны.

Рассматривая эту коллекцию, вспомнила, что у меня недавно появился ещё один индикатор (помимо чуйки), как отличить истинный минимализм от ложного. Истинный переносит соседство с другими стилями, и смотрится в инородном окружении дружественно (интерьер Дома Мельникова, например, совсем не минималистичен, это же касается и наиболее благополучных квартир Дома Наркомфина, и других конструктивистских зданий).

Фото mercedesbenzfashionweek.ru

Реклама