В Москву на несколько дней по приглашению Светланы Падериной приехали участники фестиваля «Половодье» — молодые дизайнеры из Магнитогорска и Челябинска.

В первый день мы отправились в новый ЗИЛ на лекцию Людмилы Норсоян.

Здесь место и происходящее удивительно подходят друг другу: вообще, в новом ЗИЛе есть сейчас много интересного, но это совсем особый случай.
Конструктивистский интерьер библиотеки ЗИЛа, свет через ленточные окна, запах книг — всё это для меня само по себе неотразимо обаятельно, просто потому что я очень люблю культуру один (часто бессовестно её идеализируя).

IMG_1596
IMG_1594

Наша страна в данный момент — страна победившей культуры два. Это заметно и по поведению власти, и по архитектуре, и по массовым вкусам, и даже по официально-неофициальному рейтингу городов. Но там и сям появляются, прорастают и несказанно радуют довольно убедительные ростки культуры один, вроде Еврейского музея или Парка Горького. Открытые пространства и открытые занятия, общедоступные лекции: будущее для всех, будущее сейчас, знания всем желающим. (Культура два отгородилась бы забором с КПП, а в президиум посадила бы чиновника от образования).

В ДК ЗИЛ, в здании культуры один, читает лекцию Людмила Норсоян — создатель одежды будущего.

IMG_1583

Интеллектуальная одежда, как нам объяснила Людмила — это не про внешнюю красоту. Дизайнеры уже наигрались с формой — правда, и продолжают играть, но перспективное направление — совсем не в сторону изменения формы. «Дизайн уходит в интеллект».
Мы услышали о разных свойствах тканей, которые помогают защитить человека в опасных условиях или просто в ситуации дискомфорта. Например, в свитере из поликолона зимой не холодно, летом не жарко; он не впитывает — но делает что-то такое с запахами, что они не ощущаются, т.е. пользоваться духами, когда вы в свитере из поликолона, — бесполезно.

IMG_1588
IMG_1584

Или тефлон, который отталкивает жидкости и защищает от огня. Или кевлар, который используется для тросов на космической станции (если я правильно услышала), а ещё кевларовые перчатки носят мясники, чтобы избежать травм: кевлар не разрубить топором.

Путь, который проходит технология на пути к рядовому потребителю, обычно таков: начинается всё с применения в армии, потом переходит в профессиональный спорт, потом в спортивный масс-маркет — и конечный потребитель уже даже не знает, что это за технология.

IMG_1586
Здесь у Людмилы в руках — противомоскитные нитки.

Возникает законный вопрос: почему интеллектуальную одежду не так часто встретишь, как хотелось бы? Сырье для изготовления стоит при этом не так дорого, а свойства уникальны.
Этому есть ряд причин. Редко высокотехнологичные материалы доступны для дизайнеров, не все имеют нужные знакомства. Кроме того, рядовые потребители часто встречают новые ткани скептически, для большинства людей лучшее — это натуральное, а всё прочее — вредная синтетика. (Я слушала Людмилу и вспоминала один рассказ Татьяны Толстой, где было: «Как у тёщи в чемодане бережёный шевиот, / Он не тлеет, он не преет, не ржавеет, не гниёт» — очень, по-моему, иллюстрирует).

Ещё мы поговорили об особенностях продаж в случае с интеллектуальной одеждой; о том, кто сейчас её основной потребитель, и кто её будущий потребитель; попробовали предположить, что будет дальше с обществом, с нашими привычками покупать, с нашим отношением к потреблению.

Скоро в ЗИЛе откроется школа для молодых дизайнеров, в которой будут преподавать профессионалы моды, успешные и интегрированные в мировую индустрию моды — о планах школы Людмила рассказала тоже.

IMG_1590

(Продолжение следует).

Реклама