Коронавирус заметно повлияет на жизненный уклад множества людей. Кое-что видно уже сейчас: если сложить два плюс два, то есть действующие долгосрочные тренды и меры, с помощью которых мир flattens the curve, замедляет распространение вируса, получается довольно ясная картина. 

Сейчас кто может работать удалённо, делает это (и радуется: это большая удача в условиях, когда бедный малый бизнес вообще вынужденно закрыт). Я уверена, что часть сотрудников или даже целые отделы после карантина в офисы так и не вернутся. Крупные компании смогут убедиться на собственном опыте, что удалённый формат не влияет на качество коммуникаций, услуг и контента заметным образом. Зачем держать большой офис, платить за него аренду и коммуналку, содержать большой клининг и службу охраны, когда и на удалёнке всё работает в целом неплохо? Самый вероятный вариант развития событий для крупных компаний: часть сотрудников возвращается в офис, а часть так и остаётся на орбите, приезжая лишь на тренинги, на совещания и на беседы с начальством. 

И те, и другие — это будут люди, которым повезло. От тех, кто работал в общепите, в рознице, в сфере обслуживания, потребуется большая сила духа, умение вертеться и готовность осваивать новые отрасли. На самом деле никто не сможет чувствовать себя спокойно: богатые, бедные и те, кто «ни в парше, ни в парче, так, вопче» связаны временем и контекстом гораздо сильнее, чем небедным хотелось бы думать. Тряхнёт всех. Кому-то просто икра не полезет в горло, раз уж вспомнили Филатова, но для кого-то и то потрясение. 

Из всего этого, периода карантина с удалёнкой и одновременно финансового кризиса, вырастают очевидные последствия. 

Многим людям станет на некоторое время не до одежды. Рынок люкса просел; ни в один предыдущий кризис такого не было. Кто-то снизит уровень потребления: станет покупать меньше и реже, с марок уровня премиум перейдёт, например, в Uniqlo, и обнаружит, что там всё неплохо, да и в целом масс-маркет накупил машин и начал выдавать сравнительно хорошее качество. Кто-то пойдёт в секонды или будет обмениваться вещами с родными и знакомыми. Всё это уже давно существует, но в Москве больше для фана, а в новых условиях станет жизненно необходимым. 

Изменится привычная классификация вещей по жизненным сферам, и нет, это не значит, что будут покупать одни пижамы и худи с трениками. Наоборот. Пижама и прочая одежда для сна скорее станут одеждой исключительно для сна, выделятся из «домашнего» в отдельную группу. Образуется новая категория вещей: приличных, деловых, но для дома. Удалёнка — это в том числе эфиры в зуме; на коллег и начальника по-прежнему нужно производить хорошее впечатление, а самому быть собранным. Попробуйте быть собранным в худи. При этом карантин приучит людей решать все жизненные вопросы на раёне, в радиусе километра; ради такого выхода даже переодеваться не стоит. То есть нужна такая домашняя одежда, в которой можно и проводить совещания, и выходить из дома, и при этом удобная — вряд ли самый суровый трудоголик будет на удалёнке сидеть при пиджаке и галстуке. Действующие категории одежды этот запрос не удовлетворяют; отдельные гибридные вещи есть, но пока ещё работает разделение «в чём можно выйти» и «для дома» (есть ещё совсем грустный вариант «на дачу», но постепенно он преобразуется в «в черити-шоп» и «на переработку»). Существующие категории вещей пока заставляют людей в новых условиях туда-сюда переодеваться, но это временно. 

Комфортные и умеренно деловые вещи уже существуют, за что надо сказать спасибо российским бежевым маркам (12Storeez, Ushatava, Namelazz, Agreeg и т.д.) Можно их любить или не любить (я не особо люблю), но они делают то, что многие хотят именно сейчас. Консерватизм, постоянные отсылки к респектабельности и чуть ли не к старым деньгам, солидные взрослые расцветки и впечатление уже виденного (ещё бы) — у них покупают протез уверенности в завтрашнем дне. Но самое ценное в этих марках всё-таки не это, а вот эта самая гибридность между деловым и неформальным; и в пир, и в мир, и полежать. После успеха 12Storeez эта ниша уже породила множество локальных марок подобного типа; но для выживания им потребуется стать ещё и дешёвыми, чтобы успеть за общим снижением доходов. 

Ещё одним следствием работы из дома на виду у коллег станет массовое изменение в понимании индивидуального стиля: оно распространится на дом, на интерьер и на кухню. Это и сейчас есть, но только для тех, кто может себе это позволить. Прочие 9/10 населения сейчас если и могут одеться по своему вкусу, то жить при этом будут в комнате с полированным сервантом, который они не выбирали (и то спасибо, что они есть — комната и сервант). Денег в обозримом будущем у людей вряд ли станет больше, просто расходы на радость и на милое сердцу из графы «одежда, украшения, макияж» частично переместятся в графу «дом». Почему: пока люди ходили на работу и готовили по выходным, если готовили вообще, им требовалось одно количество кастрюль и сковородок; когда ты ешь дома каждый день, посуды требуется  заметно больше и разной. Люди начнут для фана покупать ложки-поварёшки — из-за снижения доходов немного, в основном будут норовить по акциям, но с увлечением, потому что для многих это новая жизненная сфера, а она затягивает. Наступит время кухонных приспособлений, которые хорошо работают и при этом интересно выглядят. Существующие примеры: чайники и холодильники от Dolce&Gabbana, арт-ложечки Mineral Weather. 

View this post on Instagram

loshki

A post shared by anna pavlova (@anna.mineralweather) on

Дом станет рассказывать о владельце гораздо большему количеству людей, чем раньше, а это значит, он попадёт в сферу интересов профессиональных стилистов. Не всех. Тех, что до сих пор держится за типажи Кибби и за цветотипы, изменениями в мире не проймёшь. Однако новые специалисты на этом рынке будут иметь успех, если будут в том числе задавать вопросы типа «как выглядит ваш дом, и как бы вы хотели, чтобы он выглядел», и работать с этой информацией. Существующие примеры: книга Кэрри Маккарти и Даниэль Лапорт Style Statement включает в формирование стиля все жизненные сферы, а не только внешний вид человека. Магазины Muji, в залах которых гармонично соседствуют одежда, товары для дома и еда. Кстати, у Muji можно искать приличную-домашнюю-деловую одежду. 

А кто скромных Muji с их тонами земли не очень любит, тот найдёт свои марки и будет счастлив в них. Мода чем дальше, тем больше расширяется, расползается во все стороны: по разным параллельным стилистическим вселенным, по разным эпохам, технологиям, системам ценностей и уровню доходов. Мода, естественно, никуда не умрёт. От этих слов не легче российским маркам, но в целом большое модное животное переболеет и только укрепит иммунитет. Угара, нарочитости и театральности будет становиться только больше. При этом какой-то части вещей вообще не обязательно иметь материальное выражение. Пока нет нормальной технологической и коммерческой основы для виртуальных вещей, отдельные примеры как-то не пошли, но ещё не вечер: ещё будем переодевать аватары в соцсетях и рабочих профилях. Кстати и компромисс найдётся для тех, кому нормально в пижамке, но и выглядеть хочется профессионально. И для экологии меньше ущерба. 

Ещё один повод порадоваться — неуклонный, даже в России, рост субъектности потребителя моды. Я вынуждена использовать чиновничье слово, потому что в нашей стране слово «своеволие», а я хочу выразить именно этот смысл, до сих пор несёт негативную коннотацию, как в XIX веке. Профессионалы моды тоже бухтят и обзывают тенденцию диктатом покупателя. Ну, если вещи служат вам, а не наоборот — да, диктат, отлично, так и должно быть. В растущей субъектности есть несколько аспектов. 1) Внутренний локус контроля, культивируемый психологами и коучами, наконец начнёт массово распространяться на стиль. Всю историю моды решающее значение имел взгляд со стороны, даже если вы монарх. Сейчас это меняется, то есть разбавляется возможностью принимать решения, глядя изнутри, и не оправдываться за это. Готовность выстраивать стиль от собственных желаний, нужд и образа жизни, а не от типа, подсказанного стилистом, прекрасно подружится с домашне-деловой историей. 2) Понятие «удобство» в его нынешнем неинформативном виде сменят понятия по отдельным характеристикам удобства: свобода движений, поддержка, защита, цвет (да! ощущение от цвета того, что на тебе надето, это важно), тяжесть, фактура, количество декора и, я не знаю, парусность. 

***

Пандемия, как настоящий чёрный лебедь, усилила существующие тренды. Заметнее всего она прямо сейчас  влияет на этику: буквально за три недели мы оказались в мире с другими «хорошо» и «плохо». Личные границы стали очень наглядными, интровертам должно стать полегче (но нет). Выполнение правил еще никогда не было так завязано на морали и общем благе. Предписанная гигиена культивирует брезгливость и новое отношение к телу, но это тема для другого поста. 

Фото обложки: магазин Muji в Нью-Йорке