Я люблю писать итоги года. В этом году я мысленно начала это делать уже в августе, когда выполнила годовую цель по бегу, норматив МСМК. Но в этом году было и много всего другого интересного, что хочется с любовью упаковать в коробку с надписью «2019», чтобы потом время от времени доставать и рассматривать. 

В целом год был для меня удачным: новый дом, новая работа, новые привычки и комфортное количество нового опыта. Даже неудачи были такими, что в конечном итоге либо оборачивались удачей, либо делали приятнее следующий за ними реванш.

Работа

Исход из «Синергии» я планировала с начала года. Одной из попыток уйти оттуда была неприятная история с «Харперсом» — та самая неудача, за которую я говорю спасибо. Насколько лучше оказалось то, что я обрела тремя месяцами позже!

Объявление о вакансии в Wildberries я сначала увидела сама, а потом мне его прислал котик Нестор. Требовался редактор в новое спортивное медиа. Я отправила резюме, хотя первой почти безотчётной реакцией было: «Это слишком хорошо для меня». Почему «слишком»? Откуда эти мысли? Такого рода сувениры надо нести к психотерапевту, там им будут рады.

Отчасти желание как можно лучше соответствовать новому месту работы, отчасти новая интересная сфера, отчасти культура новой компании незаметно сделали так, что работа стала в моей жизни номером один, потеснив даже тренировки. И сейчас я иногда рвусь поработать в выходные или задержаться на час-два-три, но в таких случаях вывожу себя домой силой, чтобы не быть варёной назавтра. Для восстановления work-life balance у меня хорошо работает таймер Pomodoro (я использую приложение): 25 минут работы без отрыва через 5 минут полноценного отдыха (не за компом), с большими перерывами каждые 4 тайма. В «Синергии» я применяла эту технику, чтобы не отвлекаться; в Wildberries использую её же, чтобы отдыхать.

В спортивном медиа, где я работаю, мы публикуем в том числе интервью с людьми-мотиваторами. На сегодня у нас вышли интервью с Ириной Масановой (рекордсменка России в беге на 24 часа), с Дмитрием Клюквиным (слепой с рождения парень, гид «Прогулки в темноте», футболист, парашютист и заноза в заднице Департамента транспорта города Москвы) и морское интервью с Юлией Николаевой.

В сентябре я слетала от Fashionograph в Милан на выставку Micam. В качестве модного эксперта один раз выступила на телевидении и один раз — на радио.

Дом

В декабре мы переехали. На предыдущем месте мы прожили долго, почти девятнадцать лет; тогда в самом начале всем занималась мама. В этот раз я всё взяла на себя: поиск, общение с собственниками, заключение договора. Даже к юристу сходила, чтобы он мне ликвидировал безграмотность в этом вопросе. Мне попадались хорошие люди, и в целом везло, так что опыт получился вдохновляющий и интересный.

Спорт

В этом году я пришла к тренеру Артемию Свиридову, и благодаря его наставлениям (а ещё бесценной помощи Константина Чекулова, чемпиона России по суткам и моего волонтера) выиграла Кубок России.

Перед сутками, на пике формы, я ещё и обновила рекорд на марафоне, который держался три с половиной года.

Через месяц после суток мы с Галей сбегали Московский марафон в образе группы «Тату».

Уже почти зимой я сходила на занятие в Girl Power Football School , увидела своими глазами, что футбол — огромный сложный мир, и что люди в клубе прекрасные. Пока перерыв, но я вернусь: тема женского футбола живая, трендовая, мне просто как редактору спортивного издания надо в ней быть. Если вам интересен футбол изнутри, но вы по какой-то причине боитесь или думаете, что поздно, — не бойтесь, а лучше приходите к ним на пробную тренировку.

В начале января, на каникулах (они для меня — скорее конец года, так что входят в 2019-й) я преодолела психологическую отметку в 4:00/км: выбежала километр, а потом и два километра в темпе из четырёх минут. Очень долгое время я считала это для себя невозможным, но смогла. На следующих тренировках я закрепила успех, и сейчас это нормальный для меня темп, когда я в форме.

Медитация

В прошлых итогах года я тоже про неё писала, но тогда привычка не укоренилась. Зато сейчас я медитирую по 6 минут почти каждое утро, и у меня есть серьёзные резоны продолжать.

Медитация повышает собственную внутреннюю управляемость. Мне это проще почувствовать, потому что в моей жизни есть занятие, где требуется ровно такое же мысленное усилие, ровно такое же сосредоточение, при этом оно гораздо более наглядное — это интервальные тренировки. Я думаю, что медитация помогла мне преодолеть 4:00 мин/км.

Съёмки

Всего две, зато крутые: «Весна священная» и серия портретов в духе Хорста П.Хорста.

I don’t know much about clothes but my hair looks fierce

Новых татуировок не прибавилось, зато я решилась на 3 мм. Начинались они с 10 мм. В мужском зале, куда я пришла стричься, мастера были либо слишком трепетные и тряслись над каждой моей волосиной, либо в целом не одобряли моего намерения. Я сперва ходила к трепетному, но потом устыдилась, поняла, что хватит его мучить, купила машинку и теперь стригусь дома над раковиной.

Терапия

Заметила, что важные, меняющие жизнь события приходят как бы скоплениями, как будто где-то открывается дверь, и они идут оттуда одно за другим, одно за другим, до следующего периода застоя. В один из живых моментов я увидела объявление об «Адриатике», посмотрела список психотерапевтов и записалась к Хани — оказалось, что очень удачно.

Запросов у меня было два. Наверное, я смогу писать о них, когда дойду в работе с ними до какого-то завершенного момента; до этого пока далеко. Но попутно мы сделали очень много; я узнала и приняла части своей души, о которых имела слабое представление или не имела его вообще. Они похожи на субличности, но при этом не изолированы и не слишком детально проработаны; все просматриваются и контролируются изнутри. Их сложно описывать внешне, например, у кого-то нет имени, лица и так далее, но они прекрасно работают как часть целого — потому что они и есть часть целого. Я бы скорее назвала их органами души, по аналогии с органами тела; их не обязательно видеть, чтобы они выполняли свои функции.

За месяц терапии я сделала важное открытие относительно моего гардероба и принципа моего потребления вещей.

Давние читатели моего блога могут помнить, что два года назад у меня был детско-старушечий период: горошки, бантики, цветные карандаши, графика, Ком де Гарсон. Сейчас это почти ушло, но не до конца, и вот почему. Оказывается, я покупаю вещи и делаю много чего другого — разными частями своей души, то есть как бы поворачиваюсь к вещи, процессу или явлению этим боком или другим. Без терапии я этого не осознавала, а сейчас стала видеть.

Дитя и старушка — это две части души, которым было позволено свободно проявлять себя. Старушка вообще долгое время была старшей по общежитию. И это совсем не плохо. Просто во мне были ещё две человеческие субличности,  присутствие которых я чувствовала, но делала вид, что это не я, что они навязаны мне внешне, что они засели в моей голове из-за травм — обе нецензурные части души до своего выхода на свет имели лица людей, которые меня несколько лет назад серьёзно обидели. Я рассказала Хани, что в плохих обстоятельствах, в ситуациях проигрыша у меня в голове появляется некто с лицом старого обидчика, одного из двух, и насмешливо смотрит, говорит какие-то гадости, мучает; и при этом я понимаю, что это какая-то взбунтовавшаяся часть меня. И добавила, что не прочь бы эту часть уничтожить.

Хани предложил с ней (сначала — с ней) поговорить. Это получилось; гештальт-подход как раз позволяет делать такие штуки. Оказалось, что эта часть души, с лицом старой обидчицы — ни много ни мало, моя сексуальность. Что она оказалась забаненной, я не была удивлена, но обрадовалась, что она на самом деле не злая, и что я могу её принять и с ней соединиться. Кстати, лицо она сразу после разоблачения поменяла — на чьё не скажу, мы с этим человеком ещё будем общаться 😀

Сексуальность, которую я для краткости стала звать Леной, устроила мне неделю заданий. Нет-нет, никакого Тиндера и попыток наверстать; наоборот, мне нужно было по новому учиться чувствовать, понимать, что мне нравится, а что нет, и по новой устанавливать связи с собственным телом.

Когда выяснилось, что вторую субличность зовут Василий, я начала ржать. Существо с лицом обидчика-номер-два оказалось моим анимусом. Общение с ним вышло гораздо более напряженным, чем с Леной; он носитель черт, которые я долго в себе не принимала, а саму эту часть души обзывала внутренним гопником, довольно незаслуженно. Что помогло с ним примириться: упражнение, которое я потом сделала со всеми четверыми по очереди. Я стала отслеживать Васин след в своей жизни, что делала не просто я, а я-он. Оказалось, что довольно много, несмотря на моё внутреннее неприятие. Я-Василий даже устроил переезд, находясь под санкциями (это я поняла, вспомнив свой-Васин разговор с водилой).

Лена и Василий оказались носителями черт, про которые я думала, что их у меня нет или они выражены слабо. Познакомиться с ними и обнаружить, что вот это я и есть, было совершенно поразительно, как выйти в нарисованную дверь, как вдруг понять, что в твоей квартире есть ещё одна комната, просто ты почему-то никогда её не замечала.

Со старушкой тоже получилось не всё гладко. Лена и Василий, дорвавшись наконец до жизни и поступков, уверенно отстранили Анну от принятия решений (субличность-старушка — Анна, учительница, 89 лет), и, натурально, она испугалась. С ней мы тоже поговорили; успокоили по мере сил.

И вот на этапе валокордина для Анны (воображаемого) я наконец поняла, как это всё у меня в гардеробе устроено. Я делаю покупки, находясь ближе к тому или иному образу, как бы через маску Васи или Анны. Я посмотрела на свой гардероб и вдруг отчётливо увидела, где чьи покупки.

Василий оказался большим модником, начало здесь. Взрослеет он прямо на глазах; вчера от «Волчка» отписался. Девочка сейчас мало что покупает; какие-то редкие безумные и смешные вещи. Чаще она просто смотрит, и этого достаточно. Лена партизанским образом ухитрялась покупать шёлковые сорочки; вообще она любит красивую домашнюю одежду. На неделе с заданиями я купила под её руководством облегающее платье с большим квадратным вырезом — не столько чтобы носить, сколько чтобы поймать новое ощущение тела.

А знаете кто оказался самый большой шопоголик? Анна. Добрых две трети моего гардероба. У Анны была непростая жизнь, и покупки она делает с памятью о тяжелых временах в ожидании тяжелейших. Это её — накупить побольше, пока есть, запастись; это она, то есть я-она, скупила 6 училкиных платьев на летней распродаже Гасилина.

История с субличностями отчасти объясняет, почему у меня нет стиля  в привычном понимании этого слова. Сложно, когда такое. Я бы и хотела сформулировать запрос Яне Цыбульской — но начинаю ржать, когда представляю её лицо. Разумным ответом с её стороны было бы взять за консультацию как с четверых.

И ещё мне стало понятно, почему мой шопоголизм никогда не распространялся на спортивные вещи. Мои спортивные субличности — тяжеловоз и хаски; в магазины они не ходят, вещами не интересуются.

Позже я поняла, что я и люблю, и дружу с разными людьми — разными частями души. Но в этом как раз нет ничего удивительного, довольно распространённая история.

***

Кстати, я веду телеграм-канал о моде в реальной жизни: t.me/robotesse

и спортивный дневник о тренировках к бегу на 24 часа: t.me/robotesse24h

***

Фото — Ольга Ленская.