Случайно-неслучайно набрела на индикатор неживой дружбы.

Первый кейс случился на пятом курсе института, двенадцать лет назад, второй — осенью, третий — на днях. На третий раз я увидела в ситуациях общий механизм. Его суть в том, что подруга резко меняет стиль общения с вами в присутствии значимого третьего лица.

Все институтские годы я дружила с девочкой по имени Аня, эдакой замкнутой интеллектуалкой. Ну как, дружила: мы часто шли вместе до метро и на парах сидели тоже рядом. Еще в нашей маленькой компании была Оксана, интеллектуалка уже совершенно не замкнутая; ну и приятельские связи с другими студентами тоже, конечно, были.
Аню отличал заметный снобизм, но, во-первых, — кто без греха, а во-вторых, с ее талантами она могла позволить себе высокую самооценку без утраты адекватности. В разговорах со мной она часто молчала или угукала, и в это время, мне кажется, просто думала о чем-то своем. Но мне она была симпатична и интересна, и до поры все было нормально.
А потом наступила последняя сессия пятого курса, и среди студентов нашей группы неожиданно появилась девочка Оля — новая приятельница Ани из другого вуза. Как-то мы пошли гулять компанией из 5 или 6 человек. В моей жизни такие выходы случаются примерно никогда, я не дружу с компаниями, а как-то больше один на один, и мои друзья чаще всего не знакомы между собой. И вот, мы гуляем, и Аня вдруг начинает меня довольно агрессивно подкалывать; она говорит много, в основном с Олей, и зачем-то периодически зло задевает меня. Я даже не помню, что именно она говорила, но это было больно, и самое главное — неожиданно. До этого она никогда так себя не вела. Я думаю, причиной была как раз Оля, которой нужно было понравиться, показать свое остроумие, а я служила просто манекеном для упражнений в кавалерийской рубке. (К чести Оли, она эту злую игру не поддерживала, а просто каждый раз после замолкала или переводила разговор на другое).

Я зачем-то догуляла с ними почти до конца. Нынешняя я ушла бы сразу, но тогда я была тихим скромным ребенком, выученным помалкивать и не мешать. Общение я прекратила в одностороннем порядке; недели через три от Ани пришло “ау”, вот прямо так, две буквы. Я проявила максимальную ассертивность и написала ей, что произошло на прогулке с моей точки зрения. Последовал сухой презрительный ответ, одну строчку до сих пор помню: “Ты всегда вызывала у меня чувство вины, даже не знаю, почему”.

Для меня это из серии “я никогда их не пойму”. Я никогда не пойму, зачем проводить время с человеком, который тебе не интересен, которого ты не уважаешь, с которым у тебя связано немотивированное чувство вины (хотя последнее, я думаю, просто словесное оружие на манер мещанского “мне вас искренне жаль”).

***
Второй кейс я уже подробно описывала в блоге. Третьим значимым лицом выступила бабенка у зеркала, как это ни дико — а вот не дико, нет. В том и штука, что товарный вид и товарные же взгляды девушки у зеркала придавали ей статус авторитета в глазах моей бывшей подруги с ее фейковым бодипозитивом и настоящей, запретной, непризнанной тягой к журнальной красоте.

***
Номер три случился на днях в комментах у Татьяны Никоновой, к публикации, которую я по техническим причинам не могу видеть, и о которой писала здесь. Все произошло гораздо менее драматично, потому что действовала не подруга (первые два раза я со своей стороны теряла именно дружбу, хотя просто отвалилась сухая корка неживых отношений), а приятельница, но противно было все равно.
Я написала комент про Митю Алешковского и Григория Свердлина, и тут же последовала реакция от приятельницы. Отвечала она именно мне — это было понятно по процитированной строчке из моего комента. Тон был холодный, презрительный, комент включал любимый штамп тех, кто причисляет себя к феминисткам, но предпочитает не думать — not all men (произносится с презрением к тем, кто недостаточно, на взгляд говорящей, правоверен и радикален). Я, честно, охуела. Потому общение с приятельницей до того дня было довольно теплым, и в большинстве случаев она проявляла и способность вникать в детали, и чувствительность к тону, и дружелюбие. Здесь она ответила так, как будто меня лично не знает, но уже чувствует презрение к моей недалекости.
Я написала ей в личку, не желая вступать в публичную перепалку в треде у чужого человека. Общение закончилось ее словами “я извинилась и сделала все, что могла, а теперь опаздываю, все” (кстати, почти те же слова про “я опаздываю, мне некогда тут с тобой” завершили и дружбу номер два — ну как бы когда тебе открытым текстом говорят, что есть дела поважнее, чем ты с твоими чувствами, по которым респондент прошелся в грязных сапогах, — это стоит понять правильно с первого раза).

Она писала, что не имела в виду меня лично. Она не поняла, что я имею в виду изменение тона, и никогда не поймет, потому что действовала неосознанно (как и все они). Третьим лицом в третьем случае была Татьяна Никонова и большинство в ее комментариях. Перед Никоновой надо было показать свою правильность, чистоту и правоверность взглядов, твердость в отстаивании идеалов феминизма, получить одобрение от Самой или хотя бы лайк от ее свиты. Главное было — одобрение от значимого лица, а люди — хуй на блюде.

***

Выводы.

Теперь у меня есть быстрый и эффективный способ отличить тех, кто искренне ко мне расположен, от тех, кому я до поры закрываю определенные потребности. Надо просто оказаться одновременно с другом в обществе кого-то, кто для него действительно важен, и посмотреть, изменится ли как-то стиль общения.

Подмеченный способ поведения характеризует не столько человека и его качества (хотя все-таки и их немножко тоже), сколько отношение к вам. Отношение к себе я считаю ответственностью тех, кто относится, а не своей. В школе я побывала и лидером, и отверженной, и середняком, я могу ответственно заявить, что на эти роли, особенно отверженных, людей _назначают_ исходя из ощущения, что _можно_, и проблемы такого рода лучше всего решаются сменой школы, т. е. круга общения.

И я по-прежнему не могу понять тех, кто делит друзей на сорта.

 

_______________________________________

 

Еще я веду телеграм-канал о моде в реальной жизни: t.me/robotesse

и спортивный дневник о тренировках к бегу на 24 часа: t.me/robotesse24h

Фото — Алена Кондюрина.

Реклама