«Ещё один упавший вниз», как пел БГ, материал — написанный осенью во время Недели моды и не принятый редакцией. Но я считаю этот обзор информативным, забавным и сохраняющим актуальность — ведь он о коллекциях наступающего сезона.
Кстати, вчера была открыта аккредитация на MBFWR сезона FW 2017/18.

Во всех полу- и профессиональных разговорах о российских Неделях моды симптоматичнее всего, конечно же, слово «скучно». Как будто журналист и (по идее) профессионал подходит к Неделе как к развлечению, за которое он заплатил, и предъявляет претензию, что ему не так интересно, как было обещано.

Конечно, не стоит воспринимать это «скучно» всерьёз. Нытьё – процесс самодостаточный, предмет почти неважен, он лишь не должен быть слишком драматичным. Недели моды таким образом оказываются идеальным объектом: они собирают самых разных участников, и каждый критик найдёт себе кость по душе.

Вопрос об основной аудитории и задачах Недель при этом остаётся открытым. Нужно прежде всего быть клиентским мероприятием и привлекать платежеспособную публику? Или важнее акцент на внимании прессы и экспертов моды? Или, наконец, это бизнес, и самое главное – чтобы площадка зарабатывала деньги?

Создаётся впечатление, что ответ организаторы Недель продолжают искать, выбирая сразу несколько вариантов и добавляя свои. По своему устройству Неделя моды – это коммерческая платформа, выставочный стенд, доступный для всего модного мира. Медийная мощь MBFWR растет: показы русских дизайнеров-участников уже можно увидеть на Vogue.com, Ксения Серая – новичок MBFWR прошлого сезона – была замечена десятками мировых модных СМИ. Да, дизайнеры приглашают на показы не только журналистов, но и клиентов, среди которых есть известные люди, то есть отчасти показ можно считать светским мероприятием. А ещё Недели могут нести в модные массы просвещение и помогают устанавливать профессиональные связи: в прошлом сезоне к программе MBFWR добавилась конференция Fashion Futurum , а в этом – Fashion Startup Show. Выставка и показ фестиваля «Русское арт-наследие» были устроены, чтобы в очередной раз показать: народные промыслы – это здорово, и их можно использовать для создания коллекций.

Задачи разные – и участники Недели разные. Объединяет их одно: желание заявить о себе модному миру – или показать своей аудитории, что они к этому миру имеют прямое отношение. В остальном это совершенно разные точки зрения на модный продукт, а иногда и параллельные вселенные с разными законами восприятия. На самом деле, понимание моды как единой линии давно устарело, и разнообразие направлений в моде рифмуется с постепенным принятием разнообразия в современном обществе.

В модном мире есть константа: дизайнеры, которые кристаллизуют стиль вокруг собственной личности, а тренды используют умеренно.

Дизайнеры-кристаллы: Слава Зайцев, Алёна Ахмадуллина, Юлия Николаева

Своих поклонников Вячеслав Михайлович Зайцев не разочаровывает никогда: так же, как и великий модельер, они неуязвимы для любых веяний времени. На подиуме в очередной раз узнаваемые силуэты из 87-го года, фирменные шляпы, элементы народного костюма с обязательными павловопосадскими платками, яркие мужские пиджаки, цветы из ткани, вызывающие в памяти запах нафталина и слово «фантазийный». Влияние мастера не ограничивается только его коллекциями. «Лабораторию моды Вячеслава Зайцева» вроде бы стоит поместить в компанию выпускников Британки, но одного взгляда на коллекции зайцевских студентов достаточно, чтобы понять: их дело – продолжать линию, заданную учителем.

Коллекции Алёны Ахмадуллиной всегда были интереснее просто идеи «какая сказка на этот раз»; сложился и оформился набор приёмов, который обычно называют «ДНК Дома». Цветовая гамма вокруг фирменного изумрудно-зелёного, знакомые силуэты – пальто-халат, платье-футляр; джинсовые многослойные аппликации, игрушечные орнаменты, ящерки и драконы. В новой коллекции графически перекликаются соты, чешуя и сеть. Кому интересны аналогии, может поискать похожие мотивы у Prada пару сезонов назад.

alena%20akhmadullina0128
Алёна Ахмадуллина, SS17
Алёна Ахмадуллина, SS17
Алёна Ахмадуллина, SS17

Коллекция для Faberlic – это консервативная версия первой линии дизайнера. Большая часть луков – закрытые платья в пол с узнаваемыми принтами, но без узнаваемой легкости. Такая тяжелая, солидная Алёна Ахмадуллина для тёть без юмора.

faberlic%20by%20alenaakhmadullina0106%20105
Алёна Ахмадуллина для Faberlic, SS17

Юлия Николаева не только не отступает от своего сдержанного стиля, а наоборот, его концентрирует. Узнаваемые детали вроде горизонтальных планок и технические элементы в роли декора – сделаны более крупными и заметными, а фирменными пайетками выложена вся условно-вечерняя часть коллекции. Это такая Юлия Николаева – пятница, вечер.

yulia%20nikolaeva0075

yulia%20nikolaeva0095

Молодые и думающие: Артём Шумов, Ксения Серая, Британка три раза, Hard 2.0 (ВШЭ)

Часть коллекций MBFWR легко представить не только на российском подиуме. «Молодые» здесь – не обязательно студенты; но это люди, открытые для ветра перемен и влияния трендов. Например, Артём Шумов показал классический мужской костюм в духе модной неуклюжести и бодрый спорт-кэжуал. Видна тщательная работа с цветом и с деталями обычных привычных вещей: какие бездны возможностей таит, например, пояс  треников, если с ним поработать как следует.

artem%20shumov0235
Артём Шумов, SS17
artem%20shumov0139
Артём Шумов, SS17

Пальто из коллекции Ксении Серой легко представить в стритстайле любой мировой Недели. Пусть тема ретрофутуризма по-особенному отзывается у рождённых в СССР, понятна она всему миру: очертания скафандров и космических кораблей из научной фантастики узнаются в конструкциях трикотажных платьев.

kseniaseraya0001

kseniaseraya0054%20-%20%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Работы студентов Британки – BA (HONS) и «Дизайн одежды» – это не только знакомство с трендами, но и тщательность подготовки. Если цель дипломной коллекции – показать, как ты можешь раскрыть выбранную тему, то она удалась на 100%. Самая говорящая коллекция – Contemporary Nomad, «Современный кочевник»: кэжуал с деталями, которые привычнее видеть на рюкзаках и сумках. В аннотации тема объясняется буквально через смену места жительства, и этот момент выглядит важным не только как биографический факт, но и как установка, как выбор – мыслить вне границ, в масштабах мира.

BA HONS FASHION, Contemporary Nomad, SS17
BA HONS FASHION, Contemporary Nomad, SS17

Дизайнеров курса Британки «Дизайн одежды» можно пожурить за чрезмерное увлечение стилизацией: все эти чайники на лице с художественно выложенными блестками несколько отвлекают от вещей. Но не хочется, потому что и чайники к месту, и вещи хороши: они приятно выглядят, они современны, их можно носить.

БВШД, "Дизайн одежды", SS17
БВШД, «Дизайн одежды», SS17
o5o%201062
БВШД, «Дизайн одежды», SS17

Но когда название марки выглядит как черный и белый кружочек плюс какие-то черточки – это как надо читать? Спасибо, в буклете разъясняют, что читать надо как «Ого», а то марка так и осталась бы неизвестной.

Bezgraniz Couture уже делали коллекции совместно с Британской высшей школой дизайна. Это по-прежнему красивая и удобная одежда, которую могут носить все, в том числе люди с инвалидностью.

Bezgraniz Couture и БВШД, SS17
Bezgraniz Couture и БВШД, SS17

А вот самую циничную эксплуатацию трендов показали студенты Высшей школы экономики в шоу Hard 2.0. Демна Гвасалия – это, конечно, успех. Но цитата цитаты – это уже не совсем цитата, а называется другим словом, и невозможно выехать на одном приёме, и быть при этом молодцом. Всё это студентам ещё предстоит узнать.

HARD 2.0 SS17
HARD 2.0 SS17

Непреклонная женственность: Вадим Мерлис, Белла Потёмкина, Игорь Гуляев, Ксения Князева

У дизайнеров, которые до сих пор ни в чем таком не были замечены, добавилось местами знакомство с творчеством трендсеттеров, и обозначено оно очень смешно, в старательной демонстративной манере. Например, в коллекции Беллы Потёмкиной появились золотые ботфорты (почти Демна Гвасалия, но с поправкой на национальную любовь к драгметаллам) и свитшот с русской надписьмю «ВОГ», такой почти Гоша Рубчинский; гипертрофированные детали и стилизация у Игоря Гуляева напоминают временами Jacquemus. Задумывалось всё это, видимо, как цитата, юмор, ирония, постмодернизм. Вообще, ирония и постмодернизм – очень удобные понятия; взял у кого идею – говоришь «а это у меня ирония», и сразу всё в порядке.

Белла Потёмкина, SS17
Белла Потёмкина, SS17
Игорь Гуляев, SS17
Игорь Гуляев, SS17

Но не все гонятся за трендами. Вадим Мерлис эксплуатирует тему «девочка-девочка», детской наивности и беззащитности. Платья и юбки, напоминающие шторы в актовом зале, видимо, должны вызывать воспоминания о школьных годах. Без всякой дичи на шпильках обошлась и Ксения Князева: выпустила, как говорят обычно, очень коммерческую коллекцию. Море здесь тихое, как кафель в ванной.

Вадим Мерлис, SS17
Вадим Мерлис, SS17
Ксения Князева, SS17
Ксения Князева, SS17

Управляемое безумие на тракторе: Contrfashion, YeZ by Yegor Zaitsev

Беда дизайнеров Contrfashion – отсутствие внутреннего критика. Он хоть и вступает в полемику с музой, но всё же полезен, потому что помогает не выпускать на подиум какой-то явный позор.

Не очень понятно каждый раз, в чём тут «контр». В плане дизайна ребята вполне конвенциональны, открытий и откровений обычно нет. Если отмыть модель Виктории Степановой от ядовитого грима, убрать с рукавов парки желтую мишуру и дать девушке что-то потеплее, чем меховая накладка на лобок – в этом образе не останется ничего выдающегося, ничего «дизайнерского». Грустно, когда своеобразие модельера состоит из субкультурных штампов и целиком держится на стилизации, которую легко отделить от вещи.

contrfashion_victoria%20stepanova_28

Коллекция Егора Зайцева воспринимается даже тяжелее, хотя собственная манера тут-то точно есть. Это такой визуально перегруженный, максимально несмешной цирк. Если это юмор, то такого рода, когда шутник громче всех хохочет сам, а окружающие поджимают пальцы в ботинках от стыда.

YeZ by Yegor Zaitsev, SS17
YeZ by Yegor Zaitsev, SS17

Могучая мысль: Дима Неу

Дима Неу являет собой пример того, что происходит с дизайнером, когда он все силы бросает на высказывание, оставляя на втором месте собственно одежду. В итоге сказать что-то можно только о шоу, и запоминается оно не самым хорошим. Особенно достаёт саундтрек: голос девушки, как из пародии на секс по телефону, воспроизводит кучу клише. «Не такая как все» – с придыханием, с идиотической интонацией произносит девичий голос, – «Белая ворона». Впечатление, что дизайнер решил дискредитировать само понятие уникальности, подтверждается коллекцией. Ворона хоть и белая, но из общей модной стаи ничем не выделяется.

Что же мы понимаем из увиденного о России? На самом деле, много интересного.

1) Например, что некоторая часть коллекций – это действительно русская экзотика. То, что показывает, например, Егор Зайцев или «Контрфэшн», можно представить в рамках Альтернативной Недели моды в Лондоне, но никак не на основной LFW. То, что у нас это сходит за моду, очень интересно русскую моду характеризует – как минимум, что отбор на MBFWR, каким бы он ни был, не обязательно учитывает критерий адекватности.

2) Разброс огромен. Дизайнеры не просто очень разные, они очень-очень разные – по эстетике, вовлеченности в мировой модный процесс, ориентирам, вообще по всему.

3) Некоторое участники – Белла Потемкина, Lumiere Garcon – демонстрируют, очень утрированно, свое знакомство с трендами и с творчеством  трендсеттеров (Демны Гвасалии и Гоши Рубчинского соотвественно). Это желание – быть в тренде, ни в коем случае не отстать – еще одна черта модного национального характера. Оно само по себе не слишком актуально: в передовых модных странах люди расслабленны, а у нас модники всё время что-то кому-то доказывают, причем делают это не в своей собственной манере, а за кем-то вприпрыжку, и не догоняют, не успевают. Героический стритстайл с голыми ногами при температуре за бортом плюс четыре – ещё одно подтверждение этой напряженности и желания выпрыгнуть из себя: у нас не Милан, но мы, стиснув зубы, будем делать вид, что Милан.

4) Ну и какая же русская мода без Великой Битвы за Мужика. Ультраженственность в спектре от слюнявой инфантильности (Вадим Мерлис) до зоологической агрессии (Белла Потёмкина), от розовых оборочек до золотых ботфорт. Демонстрация готовности как жизненная стратегия никуда не делась, и, судя по тому, что адепты ультраженственности имеют возможность показываться на Неделе моды, они востребованны.

Все эти коллекции – и действительно актуальные, носибельные, и все остальные – это наш коллективный портрет. Принимаем ли мы его? Как он будет меняться? Следим с интересом, потому что для вдумчивого наблюдатели наши Недели – просто находка.

Все фото предоставлены пресс-службой MBFWR.

Реклама