5 января Янина Цыбульская проводит ещё один онлайн-семинар по определению собственного стиля. Я недавно на таком была и спешу поделиться с теми, кто ещё не, потому что это штука:

а) действительно полезная — и новичкам, и не-новичкам;

б) редкая. Янина в стиле живет сама и дает жить другим, что на этом рынке нечастое явление. Она не тычет и не классифицирует, не втискивает клиента в принудительные, подсказанные внешностью, палитры и кондовые типажи. Вместо этого она даёт список очень дельных вопросов, сформулированных достаточно конкретно, но с воздухом — чтобы и направление дать, и индивидуальность не ущемить.

Я не говорю сейчас о том, что палитры и типажи — это плохо или неправильно; просто это не всем подходит. Я встречала кучу людей, которым НАДО подсказывать, они сами этого хотят и готовы платить кучу денег, чтобы кто-то уважаемый и с дипломом им рассказал, что носить. Как «просто приятная дама» у Гоголя, они нуждаются в советчике и руководителе. Обычно у них не возникает ни внутреннего протеста, ни вопросов «ой, а если мне ни один тип не нравится?» — потому что они принимают классификацию на веру, как истину, и готовы искать своё место в созданной кем-то системе.

Лично мне это вообще не близко.  Я убеждена, что стиль — штука глубоко внутренняя и идёт от личности, а не от цвета  волос и глаз, который поменять раз плюнуть. Ну и выбирать из готовых вариантов — нет, спасибо.

К счастью, мир большой, и есть системы стиля, допускающие сколь угодно большую степень самостоятельности, например, Style Statement или «искры радости» Мари Кондо. Определение стиля от Янины ближе как раз к таким историям. Отличие в том, что на выходе вы всё-таки получаете конкретные направления, вплоть до магазинов и марок, что при самостоятельном поиске удаётся не всегда, даже если различать «моё — не моё» вы уже умеете.

Это как с музыкальным слухом. Есть относительный, когда вы слышите фальшь, а есть абсолютный, когда вы безошибочно попадаете в ноту сами. Вот у меня в плане стиля хорошо развит относительный, то есть я правильно бракую неподходящее. С попаданием же бывают иногда проколы. Что же изменил семинар?

Было. Записываясь к Янине, я руководствовалась любопытством, а также симпатией и доверием. Волшебных перемен, честно, не ждала: мой дважды просеянный гардероб уже выглядит очень достойно, и случайных вещей в нём практически нет (есть отложенное на продажу/обмен/ благотворительность, но это не считается).

У меня уже был и есть сформулированный стайл стейтмент, который здорово помогает при выборе, отсекая неподходящее.

Я уже умела к моменту семинара слушать себя и понимать, приносит вещь радость или нет.

В общем, был далеко не ноль. При этом оставалось ощущение, что мой стиль недостаточно артикулирован; да, он не вводит никого в заблуждение, не подаёт ложных сигналов, но и нужных, увы, тоже особо не подаёт. То есть мой внешний вид не всегда в той мере, в которой нужно, рассказывает, кто я.

Стало. У  меня есть несколько вещей, о которых я думала как о случайных, купленных в припадке безумия. Это два галстука от Джунии Ватанабе для Ком де Гарсон и горошковый клатч от Султанны Французовой. Ни клатч, ни галстуки я не ношу, но они почему-то не только пережили всё ревизии, но и хранятся на самом почетном и видном месте: я вижу их каждый раз, как открываю шкаф.

586b02cfc10462ad158a92626ffa4224

По итогам семинара я записала собственные ответы на вопросы Янины; это что-то вроде облака тэгов, которое будет помогать не только в поиске, но в том, как сочетать.

ba0d91267450e619bfdd557d1404b258
Один из галстуков, вид с изнанки. Отсюда: https://svmoscow.ru/women/item/49251

Получилось так.

Прилегание — одежда обрисовывает тело, но с воздухом (Баленсиага). Форма — да, но это жесткость, которая может гнуться. Цвет в графическом смысле — насыщенный, заполняющий всё поле; и вообще графика, а не живопись. Тушь, чернила, белый лист. Гендер как поле для игры, которая никогда не надоест и которая имеет смысл только когда гендерные различия существуют (то есть мужской костюм — да, юбки — да, а вещи унисекс мне попросту скучны).

Европейский вестиментарный код через влюбленный взгляд японца: мужской костюм, школьная форма, блузки с оборками, банты (тут в полный рост нарисовался Comme des Garcons, и я поняла, откуда галстуки в моём шкафу, а также клатч в горошек). Помпоны. Рошин Мёрфи.

roisin-murphy-1834750-549x600

Юмор, естественно — причем не детский, не взрослый, а универсальный, свободный (я живу в вечности, поэтому всякие возрастные привязки рассматриваю как ненужное самоограничение).

Ориентиры. Если смотреть на подиум, это Comme des Garcons и Thom Browne. Масс-маркет — Монки. (Не зря я захожу туда так часто, что временами кажется, что я уже там немного работаю). Из локальных марок — Intro.version, особенно кюлоты, напоминающие хакаму.

Самым сложным и одновременно самым проливающим свет оказался вопрос с возрастом. Я бы определила свой внутренний возраст как балансирование между младенчеством и неправдоподобной старостью, такой, что столько не живут. То есть без окостенелого взрослого состояния. Меньше всего я — взрослый, который всё понял и знает, как надо. Поэтому детские элементы, все эти бантики и оборочки, легко и органично живут у меня со старушкиной длиной миди и удобной обувью.

Итак, все ингредиенты для сознательного построения артикулированного стиля у меня уже были. Что же дал семинар? Я по-другому оценила то, что у меня есть. Предметы, о которых я думала как о случайных, оказались основой стиля.

Реклама