Вчера посмотрела фильм из программы Beat Festival, который тогда пропустила — спасибо котикам из Nike+ Running Club, что пригласили.

Free To Run — это документальное кино про зарождение любительского марафонского бега в Америке 70-х: первые неофициальные марафоны по Бронксу (да) и Сентрал Парку, первый марафон в Нью-Йорке — по улицам, и как он повлиял на рост бегового движения во всем мире, и как своё право бегать на соревнованиях отстаивали женщины.
Рассказы участников событий чередуются с документальными кадрами, среди которых есть и трогательные, и воодушевляющие, и такие, от которых идут мурашки.

В 2015 году Nike провели в Москве первый женский забег; из стартового пистолета стреляла Джоан Бенуа, первая олимпийская чемпионка в марафонском беге. На встрече за день до старта мне удалось увидеть легенду лично, но подойти и заговорить я не решилась, благоговела на расстоянии. (Надо сказать, совершенно напрасно: Джоан чудесная и открытая, вот Ане Косовой теперь точно есть что с того забега вспомнить — они не просто поговорили, они вместе финишировали, и это мощь, конечно).

Кадры триумфального финиша Джоан Бенуа 1984 года есть в фильме, и теперь я знаю, что надо пересматривать, когда падает мотивация. Но там есть ещё кое-что: кадры финиша Габриэль (Габи) Андерсен-Шисс, швейцарской спортсменки, которая пришла 37-й (хотя в фильме создаётся иллюзия, что второй — нет, конечно). Если у вас хорошо с эмпатией, смотреть будет тяжело. Но если вы бегаете сами, посмотреть надо.

Во-первых, сразу становится понятно, что воду на дистанции НАДО пить — Габи пропустила, и вот. Во-вторых, это уникальный пример владения собой: ты сделала определенный выбор (не сойти), и ты ему следуешь, и это вызывает огромное уважение.
И в-третьих, эти кадры о том, что подлинное величие духа не всегда выглядит красиво в глянцевом понимании этого слова. Это отрезвляет и помогает расставить приоритеты правильно — и в рамках подготовки к конкретному забегу, и вне всяких рамок, вообще.

Врачи не подбегают к ней сразу понятно почему: она всё-таки двигается к финишу, а если кто-то к ней до этого хотя бы прикоснётся — это всё, дисквалификация. Габи финишировала сама.
За неё страшно, когда смотришь, и не только персонально за неё; марафонский бег для женщин в рамках соревнований на тот момент только-только разрешили, и в фильме звучит мысль о том, что столь драматичный финиш может стать поводом для новых запретов. Но обошлось: и в фильме, и в других найденных мною источниках говорится, что Габриэль Андерсен-Шисс чувствовала себя вполне нормально уже через 2 часа после финиша. (То есть побрызгали водичкой — и снова огурец. Фантастическая женщина).

И я не знаю, кто из них для меня больше символ победы: та, что заняла 1-е место, или та, что 37-е. Нет, знаю: обе.

На фото: Джоан Бенуа на финише олимпийского марафона 1984 года, отсюда.

Реклама