Газетных тонн глотатели, доильцы сплетен — в наше время живут на Фейсбуке; ФБ тем и хорош, что кроме новостей даёт личную оценку любых явлений и личный контекст. Там я и встретила все перечисленные примеры.
Их, собственно, хочется объединить каким-нибудь бодрым заголовком; наверное, будь я SMM-щицей, так бы и сделала, что-нибудь вроде «10 примеров красоты вне стандарта». Но Бог миловал, и мне не нужно писать тексты ради лайков и перепостов; да и в общности, которую даёт заголовок, обнаруживается некое лукавство.

d21d2fcf1e71fb30d962b2929eb3b9e5_large
Curves

Например, на днях Кейт Аптон, девушка без талии, стала — по версии журнала People — самой сексуальной женщиной в мире, чем вызвала самые разные отклики, в частности, предсказуемый гнев Лены Миро. В эту же тему просится фотопроект Curves, с действительно очень красивыми моделями «плюс сайз» в кадре; ещё можно вспомнить давно существующую рекламную кампанию Dove «за истинную красоту» — с моделями в возрасте, с неидеальной кожей и фигурами, и так далее. Всё это вроде бы укладывается в тему «красота вне стандарта», и всё это с виду очень даже благонамеренно и благообразно, если бы не ещё один пример рядом.

Маленькое отступление. У меня в айпаде есть специальный плейлист для калибровки чувства прекрасного. Слушать его мучительно, но трезвость эстетических оценок он неизменно возвращает; как только я понимаю, что эстетические ориентиры под шквалом безвкусицы размываются, то раз — прослушиваю этот плейлист. Два раза, если сразу не действует.

1) Sarah Brightman, Andrea Bocelli — Time To Say Goodbye

2) Dead Can Dance — Rakim

Про оба трека можно сказать «красиво», и не соврать; но красота тут, как вы понимаете, очень разная. Номер один — эталонная пошлость, мяукающее самолюбование, искусственные розовые розы с капельками росы из клея. Номер два вообще не в курсе, что есть он, а есть слушатель: всё сущее ведь едино, вселенная одна.

Так и с истинной красотой, что вне стандарта. Я не считаю полных женщин красивыми; точнее даже так — я не считаю, что жир добавляет женщине красоты и привлекательности. Убавляет — да, но не прибавляет. При этом я понимаю, что это моё частное мнение, а это значит, что может существовать ещё ряд равноценных других. Моё мнение насчёт полноты тут не так важно; я прошу обратить внимание, что стоит за решением  считать полных женщин особенно, истинно красивыми.

Пример, что оказался проверочным, как Rakim, к полноте вообще отношения не имеет; это красивая девушка модельных параметров. Первый раз её имя я встретила в ленте у Янины Урусовой, вдохновителя и организатора Bezgraniz Couture.  Виктория Модеста родилась в Латвии, а сейчас она — гражданка Великобритании; работала моделью, теперь — поп-звезда. В двадцать лет Виктория перенесла ампутацию ноги, и после этого не просто не пропала с радаров, а напротив — сделала из своего протеза фишку, фетиш, особенность. Кто сказал, что искусственную ногу надо прятать? Её можно сделать хоть с подсветкой, черт побери!

Видео, на мой взгляд, — типичная попса, с очень наивной местами саморекламой (new kind of pop artist, ага), с ложным глубокомыслием; и тем не менее оно сделано очень круто, и с подачей там далеко не безнадёжно: самоирония — несимметричный звук шагов в начале и в конце — это дорогого стоит. И сама Виктория вызывает огромную симпатию.

Я всё думала, почему; и почему так не хочется ставить её в один ряд с «естественно-красивыми» толстушками. Вроде бы, и там, и там — не эталон, а индивидуальность; но, как с двумя песнями, истории-то разные.
С толстушками какая тема. Во-первых, цель рекламных кампаний этого направления, пусть под разными соусами, очевидна: польстить большинству. Мол, бабоньки, не волнуйтесь, вы и так красивые; модели — да-да-да, стиральные доски, а вы — настоящие, полнокровные и в самом соку; покупайте наш крем, касса там.
На самом деле это ложь — хорошо простроенная, многослойная. Приглядитесь, и обнаружите, что модели «плюс-сайз» — почти все с длинными, довольно стройными ногами, изящными запястьями, худыми лицами. Вы часто встречаете подобное у полных женщин? Вот и я нет. Типичная полнота, полнота большинства — это заплывшие лица с щелками глаз, жирные руки с целлюлитом, складки у запястий, ноги-тумбы. Не очень приятная картинка, гораздо приятнее верить рекламе.

ca79da0caab5c17491a0643fe1b22d63_large
Curves

То, что выглядит эдакой благородной миссией, принятием любой внешности, толерантностью — оборачивается простой лестью; точно так же работают комплиментарные зеркала в «Заре» и продуманная, лестная линейка размеров у некоторых брендов. Когда женщина обнаруживает, что она влезает в 42-й — как не купить вещь после этого?

Мужчинам подобные эстетические разрешения тоже льстят: во-первых, большинство не имеет вкуса, но на заметные формы инстинктивно реагирует; а тут ему говорят: батенька, да вы эстет! Цените настоящих женщин, а не этих тощих лахудр, на которых западают одни латентные геи! Во-вторых, у большинства такая толстушка дома, а тут выясняется, что она-то у него — новый идеал, да и он, получается, ого-го. Деньги на книгу сами собой достаются из кармана, лайки ставятся, перепосты пополняют сами собой чьи-то ленты, деньги достаются из чьих-то ещё карманов. Как пели Лиса и Кот, «Ему немного подпоёшь,\ И делай с ним, что хочешь».

Всё это вроде бы неплохо, кроме вывода. А он простой: у тебя и так всё хорошо; принимай себя такой/таким, какой/какая ты есть. Дальше, маленькими буквами: не развивайся, не рыпайся, не смей мечтать о большем. Этот лозунг — «Будь таким, какой ты есть» — я ненавижу с детства; раньше он мне казался бессмысленным — кем ещё-то быть? — а теперь звучит зловеще. Эта гипнопедическая формула, рекламное убаюкивание — не просто помогает продавать очень среднюю косметику, но лезет формировать ценности и идеалы.

Эталон красоты есть, он никуда не девался; люди не слепые, и в целом, если смотрят не в зеркало, всё-таки отличают красивых людей от некрасивых. Тонкая талия, длинные ноги, силуэт «песочные часы» — всё это никто не назовёт плохим; напротив, стремятся заработать и соответствовать. Эталоном является не каждая вторая и не каждая первая, просто потому, что надо или такой родиться, или много вложить — денег, времени, усилий. А к чему, если можно просто раз — и объявить эталоном собственные рыхлые, вялые формы? У самих женщин на это не хватает (и правильно) наглости, и тут-то приходят на помощь рекламщики. Не просто так, разумеется. Но на самом деле никто никого не обманывает.

Возвращаясь к Виктории Модеста. Её пример — строго противоположен «истинной красоте» толстушек, потому что он не про одобренное кем-то слабоволие, а наоборот, про собранность и удаль молодецкую. Про то, как быть первой в своём роде, и пойти против коллективных страхов. Чтобы стать, как она, надо быть очень сильной, очень уверенной в себе, и очень решительно действовать; она — положительная величина, они — балласт. Так что — нестандарт нестандарту рознь: бывает комета раз в 100 лет, а бывает просто некондиция.

Реклама